drugoi

drugoi

блогер-фотожурналист

    

Досье

Drugoi — Рустем Адагамов, блогер, фотограф, фоторепортер, автор самого читаемого блога в «Живом журнале» (в марте 2010 года у него уже почти 48 тысяч подписчиков). Родился 8 ноября 1961 года в Казани, по профессии — графический дизайнер. В 1985 году начал работать в издательстве, занимался оформлением книг и альбомов, в 1990-х работал на рынке коммуникативного дизайна и рекламы. В 1996 году уехал в Норвегию, где работал в различных рекламных агентствах. В середине 2000-х переехал с женой в Москву. Работает фоторедактором в компании СУП и является профессиональным блогером. Женат, имеет дочь и внучку.

* * *

О пользователе drugoi я узнала позже, чем о том, что у игуан два пениса. Впрочем, у игуаны по кличке Моцарт — уже только один.

Байку о двух пенисах игуаны мне рассказал кто-то из знакомых — разумеется, без всякой ссылки на журнал drugoi, в котором 26 января 2007 года появилась фотография жизнерадостного зеленого Моцарта в профиль.

Под фотографией была подпись: «Как-то так получается, что сегодня с утра все новости о животном мире. Вот плохая новость от Reuters: у игуаны Моцарта из аквапарка в

Антверпене собираются отрезать пенис. Не просто так, а потому, что он у него стоит уже неделю. А такая эрекция для игуаны — плохо, есть вероятность занесения инфекции. Есть и хорошая новость: у игуан два пениса».

А летом того же года я услышала еще одну байку по поводу этого поста — на сей раз из уст Антона Носика. На примере Моцарта и его пенисов он объяснял одной моей знакомой разницу между двойным гражданством и двумя гражданствами у одного и того же человека.

«Вот у игуаны два хуя, — говорил он. — Один можно отрезать, потому что есть второй. А у кенгуру двойной хуй: то есть из одного основания два хуя растут. И тут уж.» При этом из чьего ЖЖ Носик взял кенгуру, так и осталось неизвестным.

Интернет для начинающих

Когда ж работать. сижу и читаю френдов. чертова эта затея — ЖЖ.

Из журнала drugoi, 18 апреля 2003

День начинается не с ленты. ру и ньюс. ру, а с чтения френдов. Это какая стадия помешательства на ЖЖ?

Из журнала drugoi, 23 апреля 2003

Первые записи в журнале drugoi уже можно считать такой же библиографической редкостью, как самый первый тираж «Гарри Поттера и философского камня» в количестве 1000 экземпляров. Прежде всего, потому, что в них пока еще много личного — даже не «лытдыбра» как такового, а просто бытовых вещей. Например, таких.

Океан Эльзи

Выпустил, наконец-то, новый альбом. На звуках. ру скачал то, что там было. Кроме 3, 10 и 11 треков. Может у кого-то уже есть этот диск? Поделитесь, френды.:-)

Из журнала drugoi, 6 апреля 2003

Этот пост заканчивается фразой, которую сейчас можно прочитать как пророческую: «Не делятся френды. Может, попробовать вас умножить?» В 2003 году журналу drugoi до его сегодняшней популярности было еще очень далеко, но уже тогда его автор убедился в том, что решить бытовые проблемы с помощью его читателей невозможно. В 2008 году Рустем Адагамов сказал мне: «Стоит спросить что-то бытовое в ЖЖ, начинается такая свара! Люди ругаются уже между собой: мол, да ты не то пишешь. Читаешь это все и думаешь: куда, чего?.. Хотя нет, был один случай: я как-то спросил, нет ли у кого-нибудь знакомых среди дилеров Nissan — кинули мне телефон. Но там так ничего толком не получилось: не судьба».

— В интернет я пришел в 1996 году, когда приехал в Норвегию. Интернет уже начинался здесь, в Москве, но я же дизайнер, занимаюсь рекламой в области печати, и как-то в Москве интернет прошел мимо меня. То есть я не считал, что это что-то такое, чем стоит заниматься: и без него всего было много. А когда я приехал в Норвегию, образовался информационный вакуум, вакуум общения. И я был, скорее, вынужденно инвольвирован в это медиа, — Адагамов произносит эту фразу легко, без запинки — как всякий, кто провел много времени за границей и придумал свой собственный русский язык на основе того, что слышал вокруг и что помнил из прошлого. — Первое, где я стал общаться, была гостевая книга «Вечернего Интернета» Носика. И до сих пор я дружу — уже в ЖЖ — с теми людьми, которые были 12 лет назад в этой гостевой книге.

— Помимо Носика, это кто?

— В основном, люди, которые не живут здесь, — много израильтян, американцев русскоязычных. Потом уже начались протоблоги Паравозова. Потом Носик начал Ленту. ру. Но в первые годы это было такое общение с людьми, которые не живут в России. Вот тогда были модными всяческие конференции. Была очень интересная конференция на сайте NTV–International, когда оно было еще Гусинского. Они поднимали свои программы на спутник, и люди, которые жили в Европе, в Штатах, стали принимать НТВ. Это был прорыв, конечно. Сидеть у себя дома в Норвегии и смотреть НТВ — это было супер. К ним на сайт очень много людей пришло, мы там обсуждали разные темы. А ЖЖ появился у меня в 2001 году. Носик мне прислал код — тогда были еще коды для вступления. Я завел журнал под именем rustem. Он у меня и сейчас есть — я уже не помню пароля к нему — он совершенно пустой, под каким-то трехзначным номером, один из первых. А потом, когда тебе дают код, ты заводишь журнал и получаешь еще один код. И с помощью вот этого кода я вот завел журнал под именем drugoi, кинул в него стихотворение Хармса про астронома и еще на полгода его забыл. Не было аудитории, то есть она была какая-то непонятная: я там никого не знал. Еще не было вот этого сообщества, были отдельные группки, в которые я никак не входил. А потом получилось так, что я кинул туда какой-то маленький репортажик.

Первый пост в журнале drugoi — от 12 марта 2002 года — тоже можно счесть пророческим в том смысле, что он точно описывает тот формат, который через несколько лет станет «торговой маркой» Рустема Адагамова в «Живом журнале» и даст заголовок его блогу: «Иллюстрированный журнал обо всем на свете». Формат, о котором идет речь, — фактически «оглядывание по сторонам»: это фотографии с подписями, иногда довольно пространными, но чаще короткими, посвященные самым разным событиям, людям, животным, новостям, катастрофам, курьезам и т. д. На сегодняшний день это один из самых популярных форматов блога в принципе. А описал его еще в середине 1930-х годов Даниил Хармс, стихотворение которого и стало первым постом в журнале drugoi:

Мы забрались в траву и оттуда кричим:

Астроном! Астроном! Астроном!

Он стоит на крыльце с телескопом вруках,

С телескопом вруках на крыльце.

И глядит судивленъем вперед и назад,

И глядит судивленъем вперед и назад,

И глядит с удивленьем вперед.

Мы кричим: посмотри! Мы кричим: посмотри!

Посмотри, астроном, в телескоп!

Он обводит глазами таинственный сад,

Телескоп за подставку берет

И глядит с удивленьем вперед и назад,

И глядит с удивленьем вперед и назад,

И глядит с удивленьем вперед.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.