И.Стульпинене Исповедь физика (Мастер-класс)

И.Стульпинене

Исповедь физика

(Мастер-класс)

Суть гуманной педагогики определяется не только целями и задачами, которые должны быть достигнуты в результате длительного образовательного процесса, а средствами, которыми они должны быть достигнуты.

Ш.А.Амонашвили

Тема мастер-класса «Исповедь физика», предложенная Шалвой Александровичем Амонашвили — это попытка рассказать о становлении мировоззрения такого учителя физики, который в начале своей педагогической жизни ни о каком мировоззрении и не задумывался…

Готовясь к теме, я исследовала этапы своей жизни, пытаясь понять, какие события и явления зарождали, выращивали и укрепляли моё мировоззрение:

? как зрело недовольство собственной педагогической жизнью;

? как обретала личную свободу, какие препятствия и трудности приходилось при этом преодолевать;

? как менялся мой характер и что до сих пор не удается преодолеть, которые отрицательные качества тормозят моё продвижение;

? как растёт вера в свои силы и вера в силу Гуманной педагогики.

Поверьте, публично «исповедоваться» нелегко — я человек довольно замкнутый, когда речь идёт о личном. Иное меня ведёт:

? надежда обнаружить хоть одну-две закономерности, способствующие зарождению желания жить и работать по-новому;

? желание понять, какие уроки ждут на пути к целостному мировоззрению.

Конечно же, свои личные обобщения «закономерностями» называю не найдя другого, более подходящего, слова. Потому, прошу, примите эти выводы с оговоркой, что закономерностями и уроками они являются, возможно, только для меня, но необязательно таковыми будут для вас.

У каждого из нас — свой потенциал. У каждого он иной, и на жизненном пути потенциал можно как увеличить, так и разбазарить. Результат зависит от того, как мы используем возможности, которые нам дарит жизнь.

Потенциал человека в поле Создателя

В разделе «Механика» нам приходится изучать некоторые очень важные темы. Приведу пример из этой темы, применяемый для нравственного воспитания на уроках физики. Но, давайте, коллеги-учителя, сегодня изменим ракурс: ребятам даваемые примеры «примерим» к самим себе — будто сегодня мы и есть ученики на уроке физики.

Энергию поднятого тела E = mgh называем потенциальной. Лат. potentia — сила, мощь, скрытые возможности; potentialis — возможный. Не случайно название этого понятия, оно подсказывает: чем выше поднято тело, тем больше его потенциальная энергия — энергия возможностей…

Возможности приобретаются восхождением — преодолением силы тяжести (притяжения Земли).

Работа силы тяжести (а также работа по преодолению тяги вниз) не зависит от формы пути, а только от разницы между начальным и конечным уровнями тела и равна изменению потенциальной энергии тела ?E.

Соответственно, на пути длинною в жизнь:

Не имеет значения, сколько тысяч километров по извилистым тропам жизни мы прошли, важно лишь, насколько мы взошли наверх при переходе из начального состояния в конечное.

Гравитационное поле Земли также названо потенциальным.

Человек на Земле живёт в чудо-поле возможностей!

В этом поле он преодолевает притяжение к физическому, грубоматериальному, земному; достигает всё новых и новых вершин — возможностей!

Как человек в земном поле возможностей восходит?

Есть два пути к вершине:

1) более лёгкий, удобный, круговой — широкий путь вместе с толпой;

2) трудный, рискованный, крутой — узкая тропа одиночных скалолазов.

Эти два пути чётко узрел известнейший литовский художник Микалоюс Константинас Чюрлёнис и изобразил на картине «Сказка замка»…

Различие путей — в разной степени удобства и в разнице потраченного времени, хотя работу по преодолению силы тяжести в обеих случаях придётся совершить одинаковую (от формы траектории она не зависит).

Каждый путник выбор сделает сам. Как тут не вспомнить строку из Евангелия:

«Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Матф. 7, 13–14).

Свойства потенциального гравитационного поля Земли ребята уже знают. Пора изучать раздел «Электродинамика», начинаем знакомство с электрическим полем, главными законами, свойствами поля и основными физическими величинами.

Из формулы определяем, что потенциал электрического поля, созданного точечным зарядом, тем больше, чем ближе к заряду — «автору» поля.

Применяем эту формулу к «полю» художника-творца. На свойства поля художника случайные и равнодушные посетители влиять не смогут: они лишь временные гости в мастерской художника. Всех других — небезразличных — поле художника либо притянет, либо отшвырнёт.

Задаю вопрос:

— Кто создавал поле художника, ауру мастерской, кто «зарядил» его поле?

— Конечно же, он сам.

— А теперь, — продолжаю, — назовите другого, но самого высокого создателя, какого только можете себе представить.

Кто-то из ребят создателем называет своих родителей, кто-то — науку возвышает в ранг создателя, кто-то создателем называет цели жизни…

Все эти ответы хороши, но главная цель — приблизиться к понятию Поля Творца-Создателя…

— Что, подобно случаю с полем художника, можем сказать о Поле Создателя?

— Во-первых, мы на него влиять не способны — не наш заряд это Поле создал. Во-вторых, если наш собственный заряд не нулевой, Поле Создателя на нас должно воздействовать — закон Кулона!

— A как стать «заряженным»? Чем человек «заряжается»?

— Желанием!

Желание — наш заряд.

Зарядиться — это сделать выбор, поляризоваться, занять позицию, быть не равнодушным!

Наш вывод: чем больше заряд человека, тем больше сила, влекущая его к Высшему; а чем ближе к Творцу, тем больше и потенциал человека в Его Поле!

Законы действуют на всех — именно поэтому я приглашала Вас, дорогие коллеги, вместо ребят на уроках о потенциальных полях и потенциале представить самих себя: учителя — также ученики в этом мире.

К тому же, всегда полезно проверить свой заряд и потенциал.

Живя в гравитационном поле планеты, свойство которого — вниз тянуть, у учителя один только выход: зарядиться (сделать выбор), растить потенциал — и творить!

И если состоится духовная жизнь учителя, состоится и духовная жизнь его учеников. Ведь чем светлее творчество учителя, тем больше он соработник у Бога!

Идти до конца — пройти Рубикон

Человек творческий — всегда свободный! Раб творить не способен.

Но как мучительно обретается свобода от более низкого плана эмоций, желаний и мыслей…

Готовясь к данному выступлению, чётко заметила некую связь событий, происходивших со мной в разные годы. И увидела, с чего всё началось…

Зарядиться — это сделать выбор, поляризоваться, не быть безразличным, это как Рубикон пройти, как пересечь резкую линию, разделяющую тёмную ночь и яркий день.

Первый глоток свободы — физической свободы — я вдохнула летом 1988 года, когда началось политическое движение за освобождение моего государства — Литвы. Никакого страха за судьбу физического тела не было. Такой чистой и высокой целью выглядела независимость родной страны, что была готовность идти до конца… Было очень ясно: больше, чем тело — не потеряю; свобода физического тела — только ступенька к духовной свободе. Между прочим, активное участие в освободительном движении подарило неповторимую возможность почувствовать и осознать непобедимую силу духовного единения людей!

Однако оказалось, что обрести политическую свободу намного легче, чем освобождаться от личных эмоций и переживаний! Это связано с мучительным внутренне-эмоционально-духовным напряжением. Но про «свой Рубикон», ибо именно он и есть начало рождения во мне более широкого мировидения, всё же кратко скажу…

Это был уже эпилог моей неудавшейся семейной жизни…

Лето, прекрасные августовские вечера у моря. Хожу вдоль берега моря, а от дум разрывается сердце: достаточно, надоело! Не хочу больше быть рабыней своих чувств и переживаний! Устала продолжать борьбу за своё личное счастье! Не только народы, но и каждый человек имеет право быть свободным и выбирать отнюдь не то, что лучшим выбором считаю я! Душевная боль была огромной, однако, в мыслях и в духе своём, «собственноручно», добровольно и смиренно я «дала вольную» своему бывшему супругу: пусть, коль стремиться, уходит — и с Богом…

Ходила и горячо молилась, спонтанно, и не раз, вырывалось: «Господи, надоело жить для себя и проблемами моего семейного мирка, я задыхаюсь этим, мне душно и узко! Хочу большего — хочу трудиться не для себя только, но для общего блага!»

Именно таким и было возникшее желание — трудиться для общего блага. Такое состояние — думы, слёзы, молитвы — длилось несколько недель. Повторно вырывавшаяся молитва с приблизительно тем же содержанием, для меня самой была открытием, до того молиться я и вовсе не умела.

Решение было нелёгким, но окончательным и бесповоротным, как и решение об участии в освободительном движении. Чувствовала особое облегчение оттого, что собственным внутренним усилием сумела разрубить свой чувственно-эмоциональный гордиев узел страстей…

Ныне этот период моей жизни считаю первой серьёзной заявкой на начало освобождения от во мне бушевавших сильнейших страстей и эмоций.

Вскоре после этих событий всё в моей жизни стало стремительно быстро меняться…

Началась новая жизнь.

Стала понимать, что и мои ученики имеют право не понимать объясняемое мною, имеют право не выучить объясняемую тему, имеют право не любить физику, шалить на уроке, не соответствовать моим представлениям правильного поведения и т. д. Поэтому не раздражаться мне следует, а без упрёков в их адрес искать способы сотрудничества с ними.

А ведь было время, когда я, по своей дотошной прилежности, просто истязала учеников дополнительными занятиями до позднего вечера. Была самой настоящей авторитарной учительницей! Сама безропотно всем начальникам повиновалась, также ждала безропотного повиновения учеников — ибо была полна притязаний к ним. Я была настоящей рабыней своих ожиданий!

Теперь я это уже понимаю.

И вот какой урок учу до сих пор: освобождая других людей от своих притязаний к ним, от своих требований, сама становлюсь более свободной.

Цена личной свободы:

Сначала дай свободу тем, кто рядом!

Никто, ни один, даже самый близкий человек, даже родное дитя, не может быть моей собственностью, никто не обязан жить по моему миропониманию.

Но сиди я до сих пор в луже саможаления о прошлом, будь я в плену у своих эмоций и переживаний из-за не сложившейся личной жизни (по сути — в плену у своей самости!), смогла бы разве начать думать о более широких жизненных целях и задачах?

Стал бы расти мой творческий потенциал, если бы я осталась привязанной ко всему только эмоционально-земному? Сказано:

«Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Матф. 18, 18).

Учитывая и другой, следовавший за этим ещё более насыщенный, трудный, длиною в семь лет, опыт освобождения от попыток сторонних людей манипулировать уже не только чувствами, но даже моим сознанием (!), ныне уже осознаю, с чего начинается не только физическое, чувственное, но и духовное освобождение, которое будет длиться веками, но без которого творчество и не начнётся. Лишь в свободе рождается истина. Потому:

Слушай, что говорит тебе твоё Сердце и поступай только так, как Оно велит!

Уверена, что в жизни каждого учителя, пытающегося вырваться из плена своих недостатков, авторитаризма и зависимостей, разные рубиконы были, есть и будут. Для каждого из нас эти уроки примут другую форму, индивидуальное содержание и способы выражения. Но пройти эти рубиконы успешно можно лишь принятием сердечного решения идти до конца.

А если только наши слова станут более красивыми, мир от этого не изменится — он улучшиться, когда настанет мир в наших эмоциях, чувствах и мыслях.

Чему до сих пор учусь

Дневник самонаблюдения, анализа событий, записей о снах-подсказках, о предчувствиях веду с 1992 года — очень помогает познавать и менять себя. Это как бы разговор с самой собой. Разные эмоции, желания, мысли не редко ещё выводят из равновесия, не легко с ними управиться. И уроки повторяются. Эти уроки я «сгруппировала», и получился обобщённый список…

Учусь распознавать, где великое — малое; значимое — мелочи; форма — суть; вечное — преходящее и т. д. — чтобы быть способной к правильному выбору.

Учусь спокойствию и равновесию, преодолеваю раздражение. Давно поняла, что самое дорогостоящее моё украшение — равновесие и спокойствие, но до сих пор для меня это самое трудное задание. В молодости у меня бывали страшные приступы злости. Приступы уже давно ушли, но осталось всё ещё мучающее внутреннее раздражение. Не легко с ним справляться.

Избавляюсь от своей безропотной послушности (это у меня с детства), учусь говорить «нет», предпочитая собственные ошибки, и беру на себя ответственность за свой выбор — не хочу, чтобы манипулировали моим сознанием, моей жизнью; с другой стороны — стараюсь не лезть в жизнь своих детей, родственников, коллег, учеников (не путать с действенной помощью!).

Учусь утверждать, идти утверждающими мыслями, постепенно, упорно, терпеливо, взращивать в себе положительное, уменьшая негативное мышление. Вот пример того, что могут положительные мысли. С молодости твержу про себя: «грипп меня обойдёт» — и болела им за всю жизнь только 3–4 раза. Когда в сосредоточении пишу тексты, не раз специально их перечитываю, чтобы всякие отрицания заменить утверждающими выражениями — и замечаю, что потихонечку улучшается также и моё словесное общение не только с ребятами, но и дома. В своей устной речи уже слышу прозвучавшие отрицания — это хорошее начало.

Одного опасаюсь: в усердии стараний не заболеть соглашательством, теряя собственное лицо.

Учусь преодолевать страхи, а они, разные, всё время вылезают, оказалось, их у меня много — дальше приведу примеры…

Преодолеваю чувство собственности. Речь не о вещах и деньгах — не в этом проблема: если бы чувство собственности только этим и определялось! Есть собственность потоньше и она невидима: привычки! Привычки, как цепи — приковывают к прошлому…

Учусь устремляться, преодолеваю инертность. Теоретически-то знаю, что в бездействии нет возможности проверять свои убеждений и мировоззренческих позиций. А вот практически брать инициативу в руки — ох, как мне трудно! Иногда, так хочется отсидеться в уголочке. Один многоуважаемый человек мне сказал: «Нужна воля, а то и помереть успеешь».

«А зачем нам это знать? — спросите. — Это только ваши проблемы».

А вот зачем. Духовность, как обязательная составляющая целостного мировоззрения, — понятие сложное, оно вмещает очень много светлых свойств и качеств человека. Нам их не раз перечисляли: совесть, честь, сострадание, любовь, человечность, благородство, мужество, альтруизм и многие, многие другие.

Но недостаточно только уметь правильно рассуждать, правильные слова о духовности говорить — учитель сам должен стремиться к таким качествам.

Ибо кто же поверит моим словам о том, что Вселенная на Любви построена, если в классе я злюсь и раздражаюсь из-за мелочей?

Кто поверит моим словам о существовании Тонких Миров, если я грубиянка?

Кто поверит моим словам о Вечном, если я сама боюсь смерти?

Кто поверит моим разговорам о Космических Законах Вселенной, если я даже земных законов не уважаю?

Кто поверит моим утверждениям, что Бытиё Беспредельно, если на уроке видят и чувствуют узость и ограниченность моих воззрений? И так далее…

Я способна прививать детям только то, с чем — в себе — прихожу на урок.

Ещё раз позволю себе напомнить три мысли литовского педагога, философа, просветителя Стасиса Шалкаускиса. В своём труде «Наука воспитания» в 1936 году он писал:

? «Школа, как организованное воспитание, не может не зависеть от мировоззрения»;

? «Учитель, как воспитатель, в глазах своих учеников не может остаться мировоззренчески нейтральным»;

? «Так называемая нейтральная, в смысле мировоззрения, школа есть наивное недоразумение либо нечестная фикция».

И пусть ещё нет во мне той целостности, к которой стремлюсь, пусть я далеко не похожа на идеал (а кто из нас совершенен?), но если стремлюсь к духовности, пытаюсь менять себя к лучшему — ребята меня поймут, они почувствуют мою веру…

Потому так открыто рассказываю вам о трудностях самовоспитания.

Преодолеваю страхи

Кто не первый раз на Педагогических Чтениях, те помнят, как несколько лет подряд нам давалось «домашнее задание» — прочесть хотя бы 5 книг «Антологии Гуманной педагогики». Это задание не отменялось.

Признаюсь честно: да, «Антологией» пользуюсь, но даже и к Седьмым Чтениям предложенных пяти книг я так и не прочла. Потому каждый раз, отправляясь на Чтения, на душе бывало некоторое беспокойство…

Но однажды, готовясь уже к Восьмым Чтениям и ещё раз перечитывая конспекты прошлых Чтений, я вдруг обнаружила, что не вникла в смысл этого домашнего задания. Оказывается, на радостях о таком изящном и мудром афоризме — о пяти ключах Гуманной педагогики — я пропустила ещё одно, последнее, предложение.

«Мы должны стать мудрецами. Наука сердца в книгах не пишется. Читайте книги „Антологии“, и в них найдите:

ключ к мудрости — у Коменского,

ключ к долгу — у Ушинского,

ключ к любви — у Песталоцци,

ключ к преданности — у Корчака,

ключ к сердцу — у Сухомлинского.

И на следующие Чтения вернитесь с тем, в кого влюбились» (Ш.А.Амонашвили).

И вот, читая это последнее предложение, вдруг осознаю: мне не предлагают формально прочесть 5 книг только ради галочки о готовности к Чтениям — задание более глубокое. Думай, Ирена! Возможно ли влюбиться и остаться прежней — не просветлеть сердцем, не витать в облаках от счастья?! Значит, каждый год, снова и снова, тебя ждут качественно изменившейся, а не со списком о количестве тобою прочтённых книг. К тому же, «с тем, в кого влюбились» — разве обязывает влюбляться сразу в нескольких или во многих…

Как рукой сняло угрызения совести!

А беспокоила-то, оказывается, совсем не совесть, а самость — мучил самолюбие задевающий страх «не выполнить задание»: как же так, не способна пяти книг за год прочесть? Значит, страх этот порождён самолюбием, невнимательностью и отчасти, поверхностной сентиментальностью. Любовалась: «Ах, как красиво сказал Шалва Александрович!», а слушать и слышать дальше, и вникать — как будто уже и не надо… А Водитель-то призывает, готовясь к каждым Чтениям, проверять себя, снова и снова задавая себе вопрос: меняюсь ли, меняюсь ли к лучшему, светлеет ли сердце?

Другой пример. В классе я чувствую себя уверено и смело, и всё там получается. Но страх перед незнакомой большой аудиторией тяжёлой печатью меня давит с 1979 года — после моего полного фиаско при выступлении на конференции физиков Литвы. Этот страх 30-летней давности (а может даже из прошлых жизней) уходит, увы, слишком медленно. Глубоко укоренился, всё проявляется и проявляется. Но веру и надежду не теряю — справлюсь. Главное, уже честно себе признаюсь, что такой изъян имеется.

Ещё пример. Со времён педагогики сотрудничества (80-е годы прошлого века), когда мы наблюдали по телевидению уроки Ш.Амонашвили, В.Шаталова и других педагогов-новаторов, понятие мастер-класс для меня означало наивысочайший педагогический полёт…

Но к Седьмым Чтениям я не подготовила мастер-класс, хотя дала обещание. Испугалась, не соображая, как всё это можно сделать практически.

Непонятное — оно как враг: устрашает и отнимает веру в свои силы.

По возвращению из Седьмых Чтений взяла себя в руки. Разбираясь, поняла: не готовиться к мастер-классам чревато отступлением от принципов Гуманной педагогики. А главное: как это не похоже на преданность! Осознавать такое для меня было просто немыслимо.

Стала упорно работать — и решения нашлись! А результат был таким: за один только 2008 год пришлось подготовить два, разных по содержанию, мастер-класса и за год провести целых четыре.

Очная ставка с самим собой не всегда лицеприятна. Но чтобы излечиться, диагноз себе нужно ставить честно. Разные бывают страхи: страх не так выглядеть, страх не выполнить обещание, страх высоты, воды, закрытых помещений, страх не оправдать доверие, страх не успеть, страх не решить задание, страх не понять и т. д.

А сколько творческой энергии и сколько времени съедают подобные, даже малые, страхи. Сделала для себя ещё один вывод:

Преодолеваю страхи — приобретаю больше веры в себя.

Можно ли такой вывод назвать закономерностью самовоспитания? Увеличивается ли творческий потенциал, когда растёт вера в свои силы?

Поиск себя

Мне нравиться рыться и утопать в книгах, мне нравится учиться. Увы, золотой медалью кончая школу, я ещё никак не могла понять, кем хочу быть — мне еле-еле стукнуло 16 лет (в школу пошла с пяти лет). Но врезалось в память, как говорила подругам: «Не знаю, кем хочу быть, но точно знаю — только не учителем!»

A жизнь распоряжалась иначе — распоряжалась очень странно.

Во-первых, учителем быть изначально не собиралась.

Во-вторых, для изучения мною физики никаких показателей также не было: последняя тройка, от которой в табеле я избавилась, была… по физике. Алгебра мне совсем не нравилась, а с геометрией подружилась только когда стали изучать стереометрию — геометрию пространства.

И хотя в вузе очень сознательно избегала педагогического профиля, именно в школе на всю жизнь и застряла.

После вуза работа в школе мне казалась скучным и узким ремеслом — то самое и то самое каждый день… И ушла на завод счастья искать — работу по специальности.

Только готовясь к Восьмым Чтениям вдруг осознала: оказывается, уже в детстве и юности, ничего ещё не соображая о цели жизни и сознательно избегая учительства, именно эту единственную из всех профессий я несознательно возвела в особый ранг!

Ожидая должности инженера-спектроскописта, пришлось поработать уборщицей цеха, табельщицей, в архиве техотдела. Добралась, наконец, до заводской лаборатории. Работая в химической лаборатории поняла, что такое методика и почему нужно знать методы.

Прошло около трёх лет, но спектральная лаборатория всё не рождалась. Стала замечать, как испаряются мои знания и по специальности, и по физике вообще. Терять квалификацию физика вовсе не хотелось. Потому, искренне заблуждаясь, будто бы только методических знаний мне и не хватало, чтобы успешно работать, сознательно вернулась в школу. Думала, что постигла тайну успеха учителя: вооружиться методами.

Теперь уже стремилась быть хорошей и успешной учительницей. Обустраивала кабинет, заготавливала поурочные картотеки, участвовала в конкурсах, олимпиадах, стараясь не подводить школу и директора. Самостоятельно, по ночам училась методам преподавания элементарной физики, искала новые, более эффективные методы. Так продолжалось лет пятнадцать…

Но когда в середине 80-х, восхитившись педагогикой сотрудничества, попыталась применить методику известного физика В.Шаталова и ощутимого успеха в этом не добилась, в моих педагогических починах образовалась некая пустота: увы, Шаталова не повторить — для этого нужно быть вторым Шаталовым; методы не всё решают. А таким учителем, какими являются Шаталов, Амонашвили, Щетинин, Лысенкова, Ильин и другие из когорты новаторов Педагогики Сотрудничества, сколько бы я не старалась, — не стану.

И всё не то, и не то

Из всего содержания обучения в университете больше всего нравился курс современной физики: дополнительность, причинность, подобие микро- и макромиров… Особо запомнился какой-то курс философии современной физики: для иллюстрации философских истин преподаватель приводил законы и явления из современной физики; тогда впервые поняла, как близки друг к другу физика и философия. Возможно, это стало началом моего будущего интереса к вопросам мировоззренческого плана. Мне нравились безбрежные горизонты физики, интересовали её философские проблемы. Но так и не полюбила её технолого-математическую часть, не разбиралась в радиотехнике, электротехнике.

А ещё не способна была понять, почему от учителей требуют точно запланировать каждое слово, которое он скажет завтра на уроке.

Так прошло больше двадцати лет, а я не чувствовала себя настоящей учительницей. А что же это за работа в школе, если ты, по природе своей, — не педагог?! Что это за труд такой, если нет в нём никакого творческого полёта? И вообще, к чему такая бесперспективная жизнь: карьера не интересует, а профессия не нравится.

Было грустно: в школе, в педагогике себя я так и не нашла…

Стала работать без огня…

Росло недовольство собой…

Испарялся энтузиазм…

Задавала себе горький вопрос: зачем я — совсем не педагог — школе нужна?..

Философия жизни

Началось время перестройки. Раскрылся железный занавес, как из рога изобилия посыпалась самая разная, ранее запрещённая информация — и временно учительские мои муки отошли на второй план.

Тогда и случилось самое знаменательное — в мою жизнь в 1990-91 гг. пришла Живая Этика!

Оказалось, что философское Учение Жизни — философия космической реальности, как позже определила академик Л.В.Шапошникова, способно каждому ищущему отвечать на самые сложные вопросы Бытия, помогает искать смысл жизни, до беспредельности расширяет горизонты науки, учит любви в наивысшем понимании этого слова, направляет сердце человека к красоте, простоте и действию, а его мышление — к будущему и дальним мирам…

И это было именно то, чего всю жизнь мне как воздуха не хватало!

Рядом появились новые люди, образовалось широчайшее поле действий, жизнь стала кипеть и бурно меняться, появилось много новых возможностей — стало так интересно. Стало возможным проверять свои поступки и действия согласно принципам и положениям Живой Этики.

А ещё — и это напрямую связано с профессией учителя — Живая Этика объясняла связь «Учитель — ученик», без которой, оказывается, быть не может ни совершенствования, ни духовного восхождения человека! Академик Л.В.Шапошникова пишет:

«Этот ведущий принцип космической эволюции далеко не нов. Он возник с незапамятных времён в культуре и философии Востока. В методологии Живой Этики он расширен до универсальных масштабов как космический принцип обучения и познания в процессе эволюции, без которого невозможно какое-либо продвижение человечества. <…> Таким образом, земное и надземное смыкается в этой цепи, следуя великому закону двойственности, согласно которому любое явление в Космосе будет иметь часть земную и надземную, или плотноматериальную и тонкоматериальную»[166].

Но легче не стало, вопросов не убавилось — наоборот, возникали новые:

? почему об Учении Живой Этики, объединяющем в единую систему искусство, науку и духовность, так упорно молчит современная наука?

? почему учителя, школа, вузы про такую уникальную систему познания ничего не говорят — не знают?

? как теперь идти в школу — без Живой Этики? Что предпринять?

Параллельно шла также информация о тонких явлениях, о биоэнергоинформатике. Сначала мы с ребятами в классе всё это взахлёб глотали. Но однажды мы обсуждали — признаюсь честно, и такое было — статью о чуде воскрешения мёртвых в племени вуду в Африке (фактически, о зомби), как вдруг, прямо на уроке, меня пронзила очень чёткая мысль: но это же — не наука! Возник грозный вопрос: кто же я при этом — учитель физики или безответственный сеятель тёмного невежества, страха и интереса к магии?!

Как рукой сняло подобное увлечение…

Но вопрос остался: если такие явления существуют, а они также являются частью природных явлений, значит, их должны исследовать учёные. Но где же учёные, которые исследуют явления тонкие? И вообще, наука о Тонком — наука или нет?

Нужно было найти ответы на подобные вопросы. Много читала, слушала лекции, ездила на конференции.

Помощью Свыше, не иначе, могу считать одну незабываемую неделю в начале декабря 1997 года. Судьба дала возможность в поездке с лекциями по Литве сопровождать Геннадия Ивановича Шипова[167] и Анатолия Евгеньевича Акимова[168]. Судьба разрешила стать свидетелем, с каким вниманием и множеством вопросов их встречала научная общественность в Вильнюсском государственном университете, в Институте математики и кибернетики Академии наук Литвы, в Технологическом университете и Авиационном институте в Каунасе и просто общественность. А потом, в марте 1998 года, ещё были их публичные лекции в Риге и даже в Клайпеде…

Возможность личного общения в великими учёными сильно расширила границы моего понимания тонко-энергетических явлений. Узнала, какие обширные научные исследования ведутся в этой области. Поняла, что самые смелые, самые устремлённые, самые мужественные учёные совсем не отстраняются от подобных исследований.

Узнала, что наука и духовность сближаются, но официальная наука это игнорирует. Было понятно, что школьное естествознание, умалчивая о существовании тонких и духовных явлений, искажает мировоззрение людей и не способно к одухотворению мышления; рисуя мир только материальным, обкрадывает молодёжь в духовном понимании себя самих и осознания себя во Вселенной. Хотелось кричать на весь мир: нельзя об этом молчать!

Параллельно возникали сомнения: если подобные исследования ещё только начинаются — какое я имею право? Ведь неизвестно, какие будут окончательные выводы учёных.

Тут же — и противоположные мысли: если, застраховывая себя, будем ждать, разрешая поголовно все исследования тонких явлений обзывать лженаукой, то чрезмерное увлечение технологиями в конце концов погубит сердца людей и обернётся против всей цивилизации! Учитель естествознания — не учёный, и он не обязан доказывать или опровергать. Если учитель не хочет способствовать выращиванию бессердечных невежд, тогда знакомить с новейшими исследованиями тонких явлений — обязанность, даже миссия учителя. Нужно разъяснять, что такие исследования не могут быть называемы противоестественными. Старшеклассников следует спрашивать: разве была бы физика способна материальными приборами и средствами исследовать что-либо нематериальное и «потустороннее» — и, вообще, что может быть «по ту сторону» Природы?

Аргумент, который созрел, был таким: если учёных интересуют тонкие явления и они исследуют их, то исследования эти — сами по себе — уже есть доказательство материальности тонких явлений. Существует более тонкая, почти неисследованная, часть мира, существуют Тонкий и Высший Миры!

Такая мысль как нельзя лучше соответствовала философии Живой Этики. В эту трудную пору раздумий о том, с чем идти в класс — только ли со знаниями, одобренными официальною наукою, или же знания эти дополняя новейшими, необычными — определиться помогла именно Живая Этика, которая говорит:

«Наука не может выйти за пределы механического круга, пока эта стена не будет преодолена пониманием Тонкого Мира» (Братство, 10).

Нужно было самой на что-то решаться. Решение было следующим:

Информацию о тонких явлениях на уроки естествознания обязательно буду приносить — но только из научных лабораторий.

Молодёжь должна знать, что утверждает и куда движется передовая наука; она имеет право знать, несмотря на то, что в учебниках об этом не пишут и, похоже, ещё не скоро напишут. Но науку нельзя подменять технологиями!

Стали рождаться аналогии: к логике понимания законов физики прибавилась способность чувствовать глубинную их суть.

Сначала никак не могла понять, что со мной происходит: во многих законах, явлениях или формулах физики стала видеть как бы «двойное дно» — более глубокий, философский их смысл, помогающий человеку лучше понимать самого себя.

Содержание физики применять к осмыслению своей жизни, к самопознанию — может ли такое быть? Ведь физика считается наукой о неживой природе. Поэтому, несмотря на большую радость, которую найденные аналогии доставляли мне самой, к своим «открытиям» вначале я относилась достаточно осторожно…

И вот 10 лет назад — в 1999 году — в мою учительскую жизнь, как ураган, с постулатами и философскими основами, чётко и по-научному сформулированными академиком Ш.А.Амонашвили, ворвалась Гуманная педагогика! Она утверждала, что человек — вечно совершенствующаяся духовная сущность! Она приглашала учителей прилагать усилия к тому, чтобы изученное — «знаю разумом» — дополнялось другой половиной познания — «чувствую сердцем». Она призывала логику дополнять чувством.

И это также было именно то, что мне самой всё время хотелось делать на уроке!

А когда обнаружила, что одна из книг «Антологии Гуманной педагогики» посвящена Учению Живой Этики — радости моей не было предела! Это означало, что поиски идут в верном направлении, что у науки и педагогики одна основа — духовность!

Вот тогда в моём сознании «сошлись» все три: Философия, Наука и Педагогика! Оказалось:

? наука (логическое познание), философия жизни (Живая Этика, как философия космической реальности) и искусство (педагогика, как высочайшее из искусств) способны прекрасно дополнять друг друга;

? вера с духовностью не противостоят ни науке, ни педагогике!

Это была прекраснейшая пора моей жизни. Возвращалась удовлетворённость и крепло осознание целесообразности труда учителя физики — он наполнялся всё более глубоким смыслом.

Мировоззрение стала понимать как сумму миропонимания (научных знаний о мироустройстве) и мироощущения (сердечного облагораживания этих знаний). Эта сумма — логика плюс чувство — наинужнейшая дополнительность для современного познавания. Но познавание без дополнительности не ведёт к целостности: «Всё Едино!»

Вскоре узнала, что такое понимание соответствует синтетическому — космическому — мировоззрению, объединяющему Науку и Метанауку, логику и чувствознание. На научно-общественной конференции «Космическое мировоззрение — новое мышление XXI века», состоявшейся в Москве в апреле-октябре 2003 года, учёными обсуждалось, что всё в мироздании имеет две стороны: земную и духовную. Земную сторону любых явлений, событий, людей, законов исследует Наука, а духовную — Метанаука. Вот что сказано в Резолюции этой конференции:

«Характерной особенностью нового космического мышления стал синтез научного, философского и религиозного опыта человечества, а также достижений искусства. Космическое мышление пронизывает и охватывает все области деятельности человека, особенно творческие, открывая новые возможности разным формам познания, в том числе считавшимся ненаучными»[169].

По разному на этой конференции учёные определяли, что такое чувствознание. Большинство из них употребляли такие определения, которые можно найти также и в Живой Этике.

Чувствознание — это:

? ненаучное, внутреннее, непосредственное знание вещей и явлений,

? знание «из себя», сердечно-духовное знание,

? знание и опыт, накопленные нами в нашей Чаше,

? так называемая интуиция, но особо высокого качества,

? зажжённый огонь сердца,

? преддверие процесса познавания Высших Миров.

С той поры утверждаю, и теперь для меня это есть аксиома:

Живая Этика и Гуманная педагогика — стержень и опора моего мировоззрения!

Обучение физике без них — смысла не имеет.

Да, я нашла себя, и получилось, что, всё же я — педагог! А все обстоятельства жизни склоняли к тому, чтобы понять:

Счастье — в поиске, а не в результате.

Теперь уже знаю, почему школа до сих пор меня не отпускала.

Чтобы свидетельствовать:

? за математическими символами формул, описывающих законы и явления физики, скрывается вековая мудрость, адресованная человеку, и предназначенная для его самопознания и самовоспитания!

? у физики есть огромный духовно-воспитующий потенциал!

? физику постигать полагается не только логикой, но и чувством!

? у физики есть язык сердца!

? язык сердца имеется у всех других наук естествознания, также математики!

? знания всех точных предметов могут воспитывать!

? пора учителям точных наук и естествознания признать, что не только лирики, но и они ответственны за духовное воспитание детей!

Ныне уверенно могу сказать: только когда оформилось моё мировоззрение, тогда только увидела, что долголетние искания привели меня к пониманию смысла собственной жизни. Не только педагогической — всей моей жизни вообще!

Труд школьного учителя физики обогатился глубинным смыслом: пользуясь знаниями физики помогать ребятам познавать себя в мире; для этого, видимо, и стали приходить аналогии.

Ну и что, что многое у меня ещё не получается так, как представляю, что иногда плыву как на гребне, а в другой раз еле карабкаюсь — но бывают ли люди, счастливее тех, кто нашёл себя? А что бы получилось, если бы убежала из школы? Уверена: стала бы ещё более несчастливой…

Всего ценнее — служение там, где жизнь поставила, а не охота за более удобной и спокойной жизнью!

Для меня это важнейший урок, который следовало выучить, взращивая веру в себя…

На урок этот ушло уже более тридцати лет и он ещё не кончился… Утешение в том, что никакие наши усилия, какими бы скромными они ни были, не пропадают.

Испытания неизбежны

Случилось непредвиденное.

Февраль 2008 года в группе двенадцатиклассников. Электродинамика. Как обычно, желая заинтересовать, не раз заранее объявляла, что раздел закончим знакомством с удивительным учёным — Н.Теслой, что вскоре весь один урок будет посвящён его интереснейшим научным открытиям.

Но тут Марюс Б. раскрывает учебник, подходит к столу, показывает, что в другой школе «Электродинамику» уже кончают, и говорит: «Не нужно рассказывать о том, чего нет в программе, мы отстаём, мы и так не успеем пройти курс»…

Нет, я не обиделась — я растерялась!.. Его ли забота корректировать мой тематический план? Его ли обязанность проверять выполнение программы? На минутку он меня выбил из колеи полностью…

Но просьба прозвучала вслух, никто этой просьбе не возразил. Переспросила: «Вам не интересно познавать себя с помощью физики? Аналогий не надо? Вас не интересует современная наука? Совсем ничего не рассказывать?»

Они ответили: «Интересно, но рассказывайте кратко» — и по глазам видно было, что так думают хоть и не все, но большинство ребят.

Не стала что-нибудь доказывать, промолчала, старалась как могла спокойнее окончить урок. Было невыразимо больно. К концу урока пролетела спасительная мысль: «Испытание на прочность! Проверка: не сдамся ли».

На следующем уроке, а это уже было после выходных, сказала: «Учителю разрешено 20 % программы менять по своему усмотрению. Выполнение программы — это одна из важнейших моих обязанностей. Много лет готовлю к госэкзамену, но ещё не было такого случая, чтобы мы не прошли курс. Успокойтесь, материал мы пройдём. На следующем уроке я буду рассказывать о Тесле, но короче — как вы и просили», — и без каких-либо обсуждений весь урок посвятила решению задач.

Но спокойно такое «проглотить» не получалось. Приходили разные, нехорошие мысли. Что же получается? Идея «физики сердцем» — всего лишь мой теоретический вымысел? Может быть действительно никому, кроме меня, это не надо?

Но в глубине не верилось, что физика сердцем — неправильное решение.

В чём причина? — не переставала думать. Что не так?

Нашла несколько причин.

Во-первых, гимназисты в одиннадцатые классы собираются из разных школ. Для многих сочетание понятий наука и вера — немыслимо и невозможно; там, где они учились, так и считали. А тут, вдруг, учительница говорит наоборот — вера и наука совместимы; мои первые попытки вызывают некоторое недовольство, внутреннее сопротивление, а то и усмешки. Нередко в 11-й класс приходят уже озлобленные, уставшие от авторитарной школы и тяжёлой жизни ребята, а некоторые из них уже работают и содержат сами себя — они практически знают, что за духовность хлеб не продают. Таким опытом они делятся друг с другом, и с этим следует считаться.

Во-вторых. Система образования в Литве за очень краткий срок резко изменилась. Ныне учитель гимназии с теми же учениками работает в основном только по 2 года (по 4 года — приятное исключение). До того, как появились гимназии, мы имели возможность тех же учеников обучать по 6 лет, а теперь для получения того же результата сроки сжались трижды!

В-третьих. Необычность самой идеи, с которой иду в класс: в знаниях физики «прячется» духовность! Разве могу надеяться, что насаждая такую мысль, к концу урока или к сроку контрольной работы получу видимый результат, как это бывает с логическими знаниями?

Но что же делать, если результат сейчас ещё не виден? Если никому ничего доказать логически не смогу? Если сегодня некоторые ребята ещё не способны осмыслить значимость того, что происходит на наших уроках физики?

Единственно правильный ответ знаю давно: трудиться дальше невзирая ни на что, следуя мудрому совету «лишь трудом оправдаемся»!

Чтобы успокоиться, стала переводить на русский язык выдержки из сочинений абитуриентов «Моё мировоззрение сегодня». Всегда помнила, что в этих сочинениях есть много подтверждений тому, что «философская подача» знаний физики — подход правильный.

Текстов много, эти сочинения ребят собираю уже лет 15. Но теперь, когда стала читать тексты многих лет подряд, стала складываться общая картина.

И вдруг чётко осознаю: да вот же он — результат. Есть результат, он налицо — материализован на бумаге в письменном виде — и я его вижу!

Всегда знала, что подтверждения там есть, но нужно было прочесть большое их количество, чтобы мысли ребят предстали в новом качестве — в качестве доказательства. Главной целью уроков всегда ставлю выращивание целостного мировоззрения — элементы такого мировоззрения в своих сочинениях выражают и ребята! Не все так мыслят? Но разве такой факт мои усилия зачёркивает? Так и должно быть: духовность — не товар; когда захотел, не купишь, с интернет сайтов её не спишешь. На уроках зерно по всем направлениям сеялось, но бывает, что оно падает и на голый камень…

Зря, выходит, мучилась, себе не верила, и теряла время…

Если бы вы знали, какое это было чувство, какое облегчение, какая радость! И случилась радость эта — в Страстную Пятницу… И чистый снег, и морозок, и Солнце с «рогами Изиды» — всё случилось в то же утро Равноденствия… Ну, чем не воскрешение души!

А ведь самотерзание угрожало полной потерей веры в себя, в свои силы, в свою — скажу открыто — в свою нужность делу Гуманной педагогики (ах, нет результатов, так может быть, я и не нужна… Вот самость-то заговорила!..).

И что же? Какой урок?

Точно сработал закон Ома: растёт сопротивление (нагромождаются препятствия) — увеличивай трудовое напряжение — и ток не погаснет!

И сделала я себе вывод о необычности духовного воспитания.

Необычность:

Видимых результатов духовного воспитания не ожидать прямо сейчас.

Результат духовного — а значит, утончённого — воспитания, только утончённо и проявляется!

Его ещё и «уловить» надо!

Надо признаться — трудно бывало не раз. Но невидимая поддержка — она есть, уверяю вас! Иногда она посылается даже через учеников. Перечитываю письма своих учеников, а там:

«Мужества Вам, не опускайте рук, когда будете чувствовать, что на уроке нет ответа, — он иногда намного дольше [чем урок длиться] задерживается, и оценивается уже не учителем, но самим собой…» (из письма Римы В.-Ж., 1985 г.).

«Учительница Ирена, окно в Мир в вашем кабинете всегда открыто» (4-й F, 2004 г.).

«Вы из тех учителей, которые не предают себя, соблюдают свои принципы и не сдаются. Меня всё время удивляют Ваши знания, иное понимание мира. Урок о потенциальной энергии произвёл на меня самое огромное впечатление. Тогда я запомнила, что человек обязан хотя бы немного, но подняться в гору и так приобрести потенциальную энергию, а не слоняться у подножия горы. Думаю, Вы можете ученику дать много больше, чем законы физики, Вы можете научить главному — применять эти законы в реальной жизни» (из письма 11-классницы Виты Г., май 2008 г.).

Почитаешь такие строки — и силы возвращаются. Так, с поддержкой моих же учеников, продолжаю учиться быть смелой, не убояться, даже когда светлые идеи кто-то отвергает.

Избравшему путь одухотворения знаний, придётся себе ответить:

Истинно ли хочу идти на урок с целостным космическим мировоззрением, а не с заржавевшим научным атеизмом?

Хватит ли решимости и смелости, когда не словами, но уже делами, придётся защищать свои позиции, свою веру?

Закономерности ли это для других — не знаю. Но знаю, что всех предупредили: вера без дел — мертва. Значит, или узду на эгоизм свой и саможаление наложить, или из школы уходить — третьего не дано. Мы обязаны выдержать незримый натиск бездуховности…

Свидетельствуют ученики

В сочинениях «Моё мировоззрение сегодня», заканчивая курс школьной физики, абитуриенты разных лет нашей школы свидетельствуют, что даже на уроках физики происходит незримое духовное становление Человека.

«Физика мне помогла понять, что на Земле жизнь не ограничена лишь тем, что видишь» (Роман Р.Б., 1997 г.).

«Страшно стать в очную ставку с этими миллионами звёзд… Смотреть на звёзды и говорить о Боге? Какое совершенство механизмов природы! Всё до мелочей упорядочено, всё востребовано. Кто мог всё это создать? Всё рассчитать?!

Бог создал Мир — и сам в нём растворился…» (Энрика П., 1998 г.).

«Постулаты Эйнштейна можно рассматривать как своеобразный моральный кодекс» (Висмантас Р., 1998 г.).

«Относительность массы, длины, времени я бы определил так: всегда во всём являешься всем. Полагаю, что знания о Вселенной постучатся в твою дверь тогда, когда ты сам этого пожелаешь, когда сам себе точно скажешь: „Я хочу знать“» (Арунас Ч., 1998 г.).

«Каждый человек — особый, самостоятельный, независимый, неповторимый. У всех нас особые системы отсчёта — разные взгляды на всё… Желая понять другого человека, его чувства или состояния, требуется понять его пространство, его меры измерений, его критерии жизни. Мы должны уметь путешествовать через миры, которые люди создают сами вокруг себя, признавая их позиции, время, чувства. Всегда решим правильно, если не на своё мнение будем опираться и не своими мерами измерять, но мерами этих людей.

Это понять и доказать мне помогла теория относительности. Это прекрасная истина Жизни! Её применять можно не только для взаимоотношений и взаимопонимания, но и для понимания всего мира и каждой клеточки в нём» (Лина Н., 1998 г.).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Мастер-класс Ислама Каримова

Из книги автора

Мастер-класс Ислама Каримова 23 мая 2005 годаНа прошлой неделе российское руководство выразило полную поддержку властям Узбекистана, жестко подавившим мятеж в Андижане. И это естественно: президент Ислам Каримов первым среди лидеров СНГ дал отпор «цветной революции»,


Домашний мастер-класс: никакой спешки!

Из книги автора

Домашний мастер-класс: никакой спешки! • Как мы уже сказали, тантрой можно заниматься и дома. Важно соблюдать основные принципы: создать надлежащую атмосферу и не допускать суеты. Спешка — главный враг тантрической практики. В старину тантрическим сексом занимались в


Ещё один мастер-класс

Из книги автора

Ещё один мастер-класс Пятница, последний рабочий день недели (для большинства учителей), все устали, все дела переделаны, пора домой на заслуженный отдых — нетушки, все обязаны остаться на мастер-класс, приедет важный специалист, будет нам рассказывать про возможности


Тема четвертая Мастер-класс

Из книги автора

Тема четвертая Мастер-класс Бедный Йорик мастер-класс от Владимира ЖириновскогоБлагодаря Владимиру Вольфовичу я открыла эффективное, как «Раптор», и почти универсальное средство нейтрализации мужчин-политиков. В 93-м году мы оказались в составе российской делегации в


Физика памяти

Из книги автора

Физика памяти Забавная инверсия: полковник Лигута - «теоретик», а книжный иллюстратор Цитович - практик. Первый ищет, расспрашивает и пишет, второй рисует, планирует, устанавливает кресты, договаривается с властями, выносит мусор.- Я занимаюсь «физикой», - говорит он.- Вот


Ещё один мастер-класс

Из книги автора

Ещё один мастер-класс Пятница, последний рабочий день недели (для большинства учителей), все устали, все дела переделаны, пора домой на заслуженный отдых — нетушки, все обязаны остаться на мастер-класс, приедет важный специалист, будет нам рассказывать про возможности


Фото: мастер-класс Сергея Есина

Из книги автора

Фото: мастер-класс Сергея Есина Клуб 12 стульев Фото: мастер-класс Сергея Есина ФИКСАЖ У талантливого человека всегда найдётся что-то необычное в судьбе, жизни или творчестве. Не успел Сергей Есин закончить публикацию своего нового фантастического романа в журнале


Большой тамбовский мастер-класс

Из книги автора

Большой тамбовский мастер-класс Театральная площадь Большой тамбовский мастер-класс ФЕСТИВАЛЬ Среди многочисленных театральных фестивалей, проводящихся сегодня в России, есть по-своему уникальный – фестиваль имени Николая Хрисанфовича Рыбакова, выдающегося


Мастер — класс / Искусство и культура / Художественный дневник / Замечено "Итогами"

Из книги автора

Мастер — класс / Искусство и культура / Художественный дневник / Замечено "Итогами" Мастер — класс /  Искусство и культура /  Художественный дневник /  Замечено "Итогами"   В продаже появилась книга Александра Роднянского «Выходит продюсер». Эта


ФИЗИКА НАУКА??

Из книги автора

ФИЗИКА НАУКА?? О ПРОФАНАЦИИМеня как человека, радеющего за высокий образовательный уровень наших соотечественников, беспокоят появившиеся на страницах вашей газеты статьи на «научную» тематику людей от науки далёких. Я имею в виду «ДОГМАТИЗАЦИЮ ФИЗИКИ» некоего В.


Там, где не нужна физика

Из книги автора

Там, где не нужна физика В литературной части филфак был очень тоскливым — было мало хороших профессоров. А лингвистика в этот период процветала — вероятно, до середины 70-х гг. Кроме того, можно было ходить не только на обязательные курсы, но и на множество спецкурсов. Я


БИБЛЕЙСКАЯ ФИЗИКА

Из книги автора

БИБЛЕЙСКАЯ ФИЗИКА Георгий Судовцев 4 февраля 2003 0 6(481) Date: 04-02-2002 Author: Георгий Судовцев БИБЛЕЙСКАЯ ФИЗИКА Среди отечественных энтузиастов "изучения" так называемых аномальных или паранормальных явлений в 70-е—80-е годы было хорошо известно имя Альберта Иозефовича