ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

В 70-х годах, на рубеже которых писатели Клаус Полькен и Хорст Сцепоник закончили свое исследование истории развития мафии, «Общество чести» пережило очередной затяжной период смены власти.

В последнее десятилетие со сцены сошли почти все доны «Общества чести», которые в 1931 г. «американизировали» мафию: одни мирно почили в бозе, другие погибли «при загадочных или невыясненных обстоятельствах», третьи ушли на «заслуженный» отдых.

Первым в мир иной переселился могущественный «босс всех боссов» Сальваторе Лучано, который, несмотря на строгий надзор итальянских властей, до последнего дня не прекращал преступной деятельности и продолжал поддерживать тесные связи с заокеанскими «собратьями».

Таких похорон, какие были устроены именитому мафиозо, Неаполь не видел со времен властительных государей. 28 января 1962 г. пышная похоронная процессия медленно проследовала через весь город. Четверка лошадей в позолоченной сбруе и расшитых золотом попонах везла раззолоченный катафалк, на котором покоились усыпанные горой цветов бренные останки некогда могущественного мафиозо. На следующий день досточтимый кардинал Гвидо Сан Мартино отслужил панихиду по усопшему на его вилле на виа Тассо, куда была приглашена лишь элита преступного мира. Согласно воле покойного, его прах был перевезен в США и 7 февраля 1962 г. захоронен на кладбище Сент-Джон вблизи Нью-Йорка. Над входом в склеп выбито лишь одно слово — «Лукания», фамилия, с которой Счастливчик явился на свет.

Дон Фрэнк Костелло, принявший в 1946 г. от Лучано его «дело» и регулярно выплачивавший своему компаньону долю доходов от преступного бизнеса, мирно почил от инфаркта в феврале 1973 г. в возрасте 80 лет. Подлинное имя этого обер-гангстера — Франческо Саверио — общественность узнала лишь после его смерти.

В 1969 г. от острой сердечной недостаточности в тюрьме Спрингфилда, куда он угодил в 1959 г. за контрабанду наркотиками, скончался дон Вито Дженовезе. Властям удалось упрятать за решетку этого бандита, на совести которого жизни тысяч людей, лишь после того, как конкуренты Дженовезе уговорили (за 100 тыс. долл.) мелкого уголовника Кантелпорсо дать на суде показания против дона Вито.

Дон Карло Гамбино недолго пожинал плоды своей кровавой интриги в борьбе за трон верховного властителя «Коза ностры»: в октябре 1976 г. 74-летний «Крестный отец» американской мафии после сердечного приступа отправился на тот свет из своего роскошного стотысячедолларового коттеджа на Кони-Айленд в Нью-Йорке. Более 100 телекомпаний различных стран транслировали королевские похороны дона Карло. На пышной церемонии отпевания в бруклинской церкви Пресвятой девы Марии присутствовал весь цвет «Коза ностры». В последний путь «босса всех боссов» провожала длинная вереница черных лимузинов. В надгробных речах превозносились заслуги и достоинства усопшего как патриота, благодетеля и мецената.

Вскоре после этого в небольшом мотеле неподалеку от нью-йоркского аэропорта имени Джона Кеннеди доны и консильери всех «семей» возвели на осиротевший трон «Коза ностры» нового короля — Кармине Таланте. По мнению исследователей американской мафии, это избрание произошло при поддержке влиятельного босса «Коза ностры» Джо Бонанно, ближайшим помощником и другом которого в нью-йоркский период «работы» считался Таланте. Одним из адъютантов нового «босса всех боссов» стал сын Джо Бонанно — Сальваторе.

Как и дон Вито Дженовезе, Кармине Таланте всегда прикидывался «мелкой рыбешкой», и поэтому, несмотря на огромные связи и видное место в организованном преступном мире США, он старался не привлекать к себе особого внимания властей и полиции. Соседи по фешенебельному району Манхэттена знали Таланте как скромного респектабельного бизнесмена, владельца химчистки. Когда седовласый господин в костюме от лучшего портного прогуливал собачку по берегу Ист-Ривер, никому и в голову не приходило, что рядом опаснейший гангстер, который, по самому скромному счету, собственноручно убил более сотни человек.

В 1978 г. Кармине Таланте ненадолго попал за решетку по обвинению в контрабандной торговле наркотиками. В центральной нью-йоркской тюрьме его с одинаковым усердием стерегли и тюремные сторожа, и вооруженная до зубов личная гвардия дона мафии.

12 июля 1979 г. Кармине Таланте обедал вместе со своими телохранителями и доверенными на веранде уютного итальянского ресторанчика в Манхэттене. Неожиданно трапеза была прервана появлением четырех неизвестных в масках и с автоматами… Когда на место происшествия прибыла полиция, бывший боксер-тяжеловес, бывший убийца, бывший «босс всех боссов» американской мафии Кармине Таланте, по кличке Сигарный Лилло, лежал уткнувшись лицом в каменный пол. Рядом дымилась его любимая черная сигара… Подозревали, что убийство совершил Анджело Далакроче, один из членов верховного совета «Коза ностры» и соперник Кармино Таланте в борьбе за власть в американской мафии.

В марте 1980 г. был застрелен в своем автомобиле 69-летний Анджело Бруно, бессменный босс филадельфийской «семьи», державшей под контролем новую столицу мирового игорного бизнеса Атлантик-Сити, штат Нью-Джерси. Через месяц полиция обнаружила труп одного из доверенных Бруно, участвовавшего в убийстве своего босса. Тело, из которого судебные эксперты извлекли 14 пуль, было засунуто в пластиковый мешок вместе с надорванными наполовину 20-долларовыми банкнотами; это, по обычаям «новой» мафии, означало, что убитый проявил непомерную жадность. Полиция предполагает, что мотивом убийства Анджело Бруно послужило столкновение интересов в сфере игорного бизнеса в Атлантик-Сити его «семьи» и нью-йоркской «семьи» Гамбино, ныне возглавляемой Полем Кастеллано. Итак, за долгие годы существования «Онората сочьеты» мало что изменилось в характере его взаимоотношений с обществом.

Существует поговорка: боссы приходят и уходят — их дела остаются. Смена поколений в мафии, практически не затрагивая ее святая святых — структуру и обычаи, всегда сопровождалась расширением границ преступного бизнеса, сфер приложения капитала и арсенала «приемов работы» — от традиционного мелкого вымогательства до высших форм — «чистой», или «беловоротничковой», преступности. Современная «Коза ностра» состоит из 24 «семей», объединяющих около 5 тыс. членов, а «валовой оборот» «ее дела», по осторожным оценкам министерства юстиции США, достигает уже 120 млрд. долл. Для сравнения скажем, что годовой национальный бюджет Франции с населением 53,5 млн. человек составляет примерно половину этой суммы.

Разумеется, с помощью одних отмычек, лома или автомата такими капиталами не завладеешь. Главная сила современной мафии заключается в «расширенном воспроизводстве» огромных барышей от преступной деятельности в сфере легального бизнеса. Бывший шеф нью-йоркской полиции Ральф Салерно однажды сказал: «Большой бизнес — этот «крестный отец» мафии — не может обойтись без ее услуг. Мы сами сеем семена гангстеризма, мафия лишь собирает жатву».

В 1978 г. специальная комиссия по расследованию деятельности организованной преступности установила, что мафиози вкладывают средства, добытые преступным путем, в 46 отраслей легального бизнеса. По данным министерства юстиции США, «Коза ностра» владеет акциями более 100 тыс. компаний: угольных, нефтяных, металлургических, автостроительных и других, годовой оборот которых превышает 12 млрд. долл. «Коза ностре» принадлежат контрольные пакеты этих компаний на сумму 10 тыс. долл.

«Преступление, — поучал своих коллег известный гангстер Арнольд Ротштейн, — получает смысл только тогда, когда совершается не пистолетом, а мозгами». Поэтому свою новую жатву мафиози, как правило, собирают в личине делового человека, их преступления приобрели респектабельный вид. «Если раньше, — писал в конце 1976 г. журнал «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт», — традиционным бизнесом американской мафии считались азартные игры, ростовщичество, наркотики, профсоюзный рэкет, в той или иной степени связанные с насилием, то сейчас она предпочитает более мирные способы грабежа. Новые мафиози не врываются в банк с автоматами, а входят с парадного входа, почтительно приветствуемые охранниками. Они мошенничают, сбывая фальшивые деньги и ценные бумаги, выплачивают фиктивные авансы и выколачивают из банков фальшивые займы. Мафия часто без единого выстрела захватывает целые фирмы и компании».

В последние годы «Коза ностра» успешно освоила новую для себя сферу деятельности — банковское дело. Молодое поколение мафиози, взяв штурмом Уолл-стрит с помощью университетских дипломов, доказало «отцам мафии», что реальное могущество заключено не в наличных деньгах, а в ценных бумагах, благодаря которым можно покупать, продавать, создавать различные компании и банки. Если учесть, что ценные бумаги можно еще и подделывать, а этим искусством мафия в совершенстве овладела уже давно, то операции с ними оказались для новых мафиози не таким уж сложным делом. В 1976 г. швейцарский еженедельник «Вельтвохе» сообщил, что американская мафия «импортировала» в Швейцарию 1000 фиктивных акций перуанской компании «Минера рио Тинто лимитед». Согласно приложенным документам, актив предприятия составлял 4 млрд. долл., соответственно курсовая цена каждой акции определялась в 65 тыс. долл. Лишь благодаря тому, что цюрихская полиция своевременно разоблачила обман, удалось предотвратить мошенничество на сумму около 250 млн. долл.

В начале 1977 г. в одном из подкомитетов конгресса США стало известно, что в контролируемых мафией банках внутри страны, а также за океаном, главным образом в Швейцарии и Бельгии, находятся краденые и поддельные ценные бумаги на общую сумму 25 млрд. долл.!

Валютные махинации мафии достигли небывалых размеров. В тайны этой сферы деятельности «Коза ностры» попытался проникнуть американский журналист Джек Бигон. 22 июня 1973 г. в аэропорту Палермо он встретился с неким Анджелино и договорился приобрести у него за 5 тыс. долл. документы о проводимых мафией в грандиозных масштабах нелегальных валютных махинациях с указанием имен конкретных исполнителей и их боссов. На следующий день Бигон был похищен и переправлен за океан, в Чикаго, где в течение нескольких месяцев мафиози допрашивали его с использованием наркотиков. В начале 1974 г. на одной из улиц Палермо был застрелен сержант итальянской полиции Анджело Сорино, в котором позднее Бигон опознал Анджелино. «Дело Бигона» завершилось тем, что «излишне любопытного» журналиста, осмелившегося проникнуть в тайны валютных операций «Коза ностры», уволили с работы.

С расширением роли электронно-вычислительной техники в банковском деле мафиози стали потрошить сейфы более «чистыми» методами: динамит и сложный слесарный инструмент им заменила электронно-вычислительная машина. Для этого преступникам достаточно украсть программу с банковской информацией, расшифровать ее и ввести в машину необходимые данные. Все эти операции в общем-то не представляют для мафиози, располагающих большим штатом высококвалифицированных «советников», особых хлопот. Вице-президент американской электронной компании «Пасифик системз» заявил, что преступления, связанные с манипуляциями на банковских электронно-вычислительных машинах, обходятся бизнесу США более чем в 300 млн. долл. ежегодно.

Экономические преступления представляют собой высшую форму деятельности организованной преступности, недоступную «классическим» гангстерам. Сидя за письменным столом или за пультом ЭВМ, преступники в «белых воротничках» спокойно очищают банковские сейфы на сотни миллионов, в то время как рискованные вооруженные налеты рядовых гангстеров, грозящие длительным тюремным заключением и даже газовой камерой, приносят им в десятки и сотни тысяч раз меньше. По мнению министерства юстиции США, «белые воротнички» похищают около. 200 млрд. долл. ежегодно, львиную долю которых кассирует «Коза ностра». Это почти треть государственного бюджета США!

Одной из самых прибыльных отраслей нелегального бизнеса «Коза ностры» стала контрабанда наркотиков. По данным американской печати, в 1980 г. 46 млн. граждан США затратили на марихуану 25 млрд. долл., что в 50 раз больше, чем в 1974 г. После того как правительство Мексики распорядилось уничтожить с помощью сильнодействующих гербицидов нелегальные плантации индейской конопли — исходного сырья для получения марихуаны, крупнейшим поставщиком этого наркотика на черный рынок США стала Колумбия. Используя бедственное положение местных крестьян, «Коза ностра» вынудила их расширить производство марихуаны. Это не потребовало от мафиози больших усилий, так как возделывать индейскую коноплю колумбийским крестьянам в 5–6 раз выгоднее, нежели выращивать кофе или хлопок. В настоящее время площадь плантаций этого наркотика в Колумбии составляет, по приблизительным оценкам, 200 тыс. га, а доходы страны от незаконной торговли марихуаной превышают поступления от продажи кофе — традиционного продукта ее экспорта. Но еще большие барыши извлекает из этого «Коза ностра», оптовые торговцы которой платят крестьянам 10–12 долл. за 1 кг марихуаны, тогда как в розничной продаже на улицах американских городов 1 кг этого наркотика стоит около 1400 долл.

Крупнейшим в мире поставщиком кокаина на черный рынок является Перу. Значительные плантации коки расположены также в Боливии и Эквадоре. Перевалочным пунктом на пути доставки мафией кокаина из этих стран в США служит Колумбия, где в подпольных лабораториях листья коки перерабатываются в пасту, а затем в кристаллическое вещество. По данным журнала «Тайм», около Ю млн. американцев покупают ежегодно кокаина на сумму 20 млрд. долл. Килограмм наркотика, приобретенный у латиноамериканских крестьян за 120–140 долл., в розничной продаже в США стоит 16 тыс. долл.

Героин стал символом буржуазного общества. Сицилийская мафия и американская «Коза ностра» снабжают им примерно 200 тыс. жителей Западной Европы и 1 млн. граждан США и Канады, ежедневно принимающих героин, и еще около 600 тыс. клиентов приобретают три дозы героина в неделю. Ни один товар в мире не приносит таких доходов, как героин: его оптовая цена на черном рынке колеблется от 8 до 12 тыс. долл. за 1 кг, а продаваемый в розницу он стоит более 1 млн. долл.

Один из путей героиновой контрабанды издавна проходил через Сицилию, однако в последние годы его значение намного возросло в связи с действием новых факторов международной политики, в частности в связи с падением марионеточного режима в Южном Вьетнаме. Под видом консультантов и советников по экономическим вопросам американские мафиози приступили в начале 60-х годов к индустриальному освоению огромного опиумного региона в Юго-Восточной Азии. Действуя заодно со своим давним партнером по преступному бизнесу — ЦРУ, где с помощью открытого террора, где угрозами, шантажом, а где подкупом, к середине 60-х годов «Коза ностра» увеличила производство опиума в этом регионе до 800 т, что в 20 раз превысило уровень 1952 г. После поражения американской армии во вьетнамской войне «Коза ностра» была вынуждена перебраться в ближневосточный «золотой треугольник». Однако исламская революция в Иране, правительство которой приняло в 1978–1979 гг. ряд законодательных актов, направленных на сокращение посевных площадей опиумного мака и установление строгого контроля за производством и сбытом опия, нанесла ощутимый удар по подпольному бизнесу итало-американской мафии. Ее попытка воспользоваться старыми источниками наркотического сырья в юго-восточноазиатском «золотом треугольнике» окончилась полной неудачей: из трех эмиссаров, направленных в Таиланд нью-йоркскими «семьями» для установления контактов с местными оптовыми торговцами, лишь одному чудом удалось унести ноги. В бывшей империи «Коза ностры» прочно обосновалась «Триада чайна» — китайская мафия. Это тайное братство преступников, которое отличают более глубокая конспирация и более суровые законы круговой поруки, чем в итало-американской мафии, возникло в Юго-Восточной Азии более 300 лет назад. За долгие годы своего существования «триады» полностью монополизировали преступный бизнес в этом регионе, создав огромную тайную империю с цитаделями в Гонконге, Сингапуре, Таиланде, Малайзии и на Филиппинах. Однако второе рождение «триад» международные обозреватели связывают с опиумным бумом на Западе и активизацией пропекинских группировок в развивающихся странах.

«Наркотиковая политика», принятая в разгар «культурной революции», должна была, по мнению ее авторов, не только вывести Китай из тяжелейшего экономического кризиса, в котором он оказался после «большого скачка», но и послужить отличным подспорьем в реализации колониальных, гегемонистских притязаний Китая. Решив, что «наркотики могут стать оружием посильнее ядерного», маоистская верхушка повела, по выражению «великого кормчего», тайную «войну с помощью местной химии», чтобы таким образом без боя подорвать моральный дух и экономическую мощь своих политических противников за рубежом. Поскольку во главе «триад» всегда стояли хуацяо (этнические китайцы), то спецслужбам КНР не составляло особого труда договориться с ними о совместных действиях на черном рынке наркотиков. К середине 60-х годов китайская мафия держала под контролем уже 80 % производства наркотиков в юго-восточно-азиатском «золотом треугольнике», где при благоприятных погодных условиях ежегодный урожай опиума-сырца достигает 1200 т. Данные Интерпола свидетельствуют, что количество героина, поставляемого в Европу китайской мафией только из Таиланда и Гонконга, за последние 10 лет возросло со 100 до 500 кг в год; по удельному весу это составляет сейчас 15–18 % против 3 % в 1970 г. Огромные барыши от незаконной торговли наркотиками представители спецслужб через подставных лиц в Гонконге пересылают в Китай. В последние годы Гонконг дает 40 % поступлений иностранной валюты в КНР, бо?льшая часть которых направляется на подрывную деятельность прокитайских группировок в развивающихся странах. По указанию пекинских спецслужб «Триада чайна» решительно порвала со своими бывшими компаньонами по преступному бизнесу из США и Сицилии. В настоящее время основными партнерами итало-американской мафии в нелегальной торговле опиумом являются Пакистан, Турция и некоторые страны Ближнего Востока.

Нынешние боссы Фрэнк Тьери, Филипп Растелли, Энтони Коралло и Кармине Персико поставили дело на широкую ногу. Целая армия пилотов, моряков, специалистов по радиоэлектронному оборудованию и связи, портовиков и наемных убийц обслуживает тайные маршруты мафии. Хотя американские власти ежегодно изымают у контрабандистов тысячи тонн наркотиков (в 1980 г. было конфисковано 2500 т марихуаны и 170 кг героина, в 1979 г. — 2300 т марихуаны и 460 кг героина), нелегальные грузы мафии редко становятся их добычей. Этому способствует и изощренная тактика доставки контрабанды, отшлифованная мафиози во времена «сухого закона», и совершенные транспортные средства — от скоростных катеров до бомбардировщиков Б-26, которые правительство США на льготных условиях продает своим гражданам, и самое современное электронное оборудование. На транспортных судах мафии стоят приборы ночного видения, самолеты оснащены электронными устройствами для обнаружения радиолокационного наблюдения с земли; технические средства командных пунктов, с которых мафиози осуществляют руководство операциями по приему контрабанды, не уступают стартовым комплексам баллистических ракет. Поэтому нетрудно понять адмирала Джона Хейеса, командующего частями береговой охраны США, который сетовал, что «властям удается захватить лишь десять процентов ввозимых в страну наркотиков».

Как и в старые добрые времена «сухого закона», между кораблями береговой охраны и контрабандистами-мафиози происходят настоящие морские сражения. В 1977 г. шеф полиции Лос-Анджелеса потребовал от муниципалитета выделить средства на приобретение подводной лодки для борьбы с контрабандистами. Но любая, даже самая современная подводная лодка или ракетный катер бессильны против старого, испытанного оружия мафии — подкупа. Разовые взятки чиновникам береговой охраны США, состоящим на службе у «Коза ностры», доходят до 15 тыс. долл.

В прошедшее десятилетие еще больше укрепились отношения между итало-сицилийским «Обществом чести» и американской «Коза нострой». По данным итальянского еженедельника «Эпока», на кровавом счету только сицилийской мафии с 1970 по 1979 г. прибавилось 1000 жертв, из них около половины — дело рук палермских мафиози. Послужной список «пиччотти» «новой мафии» можно было бы пополнить именами тех, кто «пропал без вести» или погиб «при невыясненных обстоятельствах». Однако наиболее характерной чертой уголовной статистики является не чудовищное число жертв мафии, а их социальный состав. Среди павших от рук «пиччотти» в последние годы — видные политические и общественные деятели, представители правосудия и полиции, высокопоставленные чиновники, промышленные и банковские тузы. Ушли в прошлое представления о том, что кодекс чести «Онората сочьета» никогда не позволит мафиозо лишить жизни представителя власти, закона и порядка. Если традиционная мафия предпочитала еще уговаривать строптивых и неуступчивых, то «новая», американизированная мафия просто убирает их с дороги и делает это открыто и жестоко, чтобы посеять панический страх в остальных. Именно такая участь постигла коллегу Мауро де Мауро, известного журналиста Марио Франчезе, убитого «пиччотти» в конце января 1979 г. без всякого предупреждения.

По словам Витторио Скиларди, миланского журналиста, «мафия никогда не воюет с «символами», демонстративные жесты не в ее духе; мафия никогда не убивает случайно, она всегда обрушивает удар на тех, кто угрожает ее делам или способен помешать их «нормальному ходу»».

6 августа 1980 г. прямо в центре столицы Сицилии, на виа Кавур, «пиччотто» «новой» мафии разрядил пистолет в генерального прокурора Палермо 64-летнего Гаэтано Косту. За три месяца до этого он утвердил предварительное обвинительное заключение на 56 человек, задержанных по подозрению в принадлежности к мафии и участии в операциях с наркотиками. Подписывая ордера на арест, генеральный прокурор сказал:

— Пять дней назад, 4 мая, был убит капитан карабинеров Эммануэле Базиле. Это преступление как две капли воды напоминает другое — убийство вице-квестора Бориса Джулиано. И в том и другом случае преступники стремились убрать людей, которые были на пути к истине…

Прологом к серии этих убийств послужило событие, происшедшее 20 июня 1979 г., когда фельдфебель полиции обнаружил в здании палермского аэропорта два «дипломата», туго набитые американскими долларами. Поисками хозяина 600 тыс. долл. занялся Борис Джулиано, 48-летний начальник оперативного отдела палермской квестуры, прошедший полугодовую стажировку в ФБР и в отделе по борьбе с наркотиками. Опыт показал, что передвижение таких огромных денежных сумм связано, как правило, с контрабандной торговлей наркотиками. Поэтому Джулиано сразу сообщил американским коллегам о конфискации в палермском аэропорту 600 тыс. долл. и принялся кропотливо изучать операции со вкладами в местных банках, где можно было обнаружить следы расчетов за контрабанду. Вскоре один из таких следов привел полицейских на виа Пекоре Джиральди, 5, — дом в тихом квартале, населенном мелкими ремесленниками и беднотой. Полицейских ожидала богатая добыча: 4 кг чистого героина, десяток пистолетов и карабинов с немалым запасом патронов, записная книжка с кодированными номерами телефонов и множество цветных фотографий «семей» мафии. Владелец дома, некий Леолукки Багарелла, был хорошо известен как правая рука главаря сицилийской мафии Лучано Лиджо.

Сопоставив факты, Джулиано пришел к выводу, что «семья» Лиджо вкладывает деньги от киднэппинга, на котором она специализировалась, в контрабанду наркотиками.

По последним данным, 1/3 продаваемого на черном рынке героина следует через Сицилию. Итальянская полиция оценивает доход от реализации этой массы наркотиков в 20 000 млрд. лир ежегодно (около 40 % всех золотовалютных запасов Италии). В 1980 г. сбор опиума-сырца составил, по оценкам специалистов, 1600 т, из которых было получено 60 т чистого героина. Американские и западноевропейские специалисты по борьбе с наркотиками подозревали, что крупные центры химической обработки опиумного сырья находятся в Сицилии, Милане и других городах Италии. Но именно Борис Джулиано, арестовавший в 1975 г. одного турецкого химика, специализировавшегося на переработке морфина, представил первое доказательство того, что на острове находится крупный центр по обработке наркотического сырья.

Сведения, переданные вице-квестором Палермо в США, позволили не только подкрепить эту версию, но и понять причины очередного «исторического события» в американской мафии: убийства в итальянском ресторанчике «Джо энд Мэри» в Бруклине Кармине Таланте — главаря «Коза ностры». Это убийство явилось расплатой за 500 млн. долл., которые американская мафия доверила своему банкиру Микеле Синдоне и которые бесследно исчезли после банкротства 3 сентября 1976 г. принадлежавшего ему «Франклин нэшнл бэнк» — 14-го по величине банка США.

Дело Синдоны долгое время представлялось буржуазной прессой не более как крупная финансовая афера ловкого международного мошенника. Разразившийся в конце мая 1981 г. скандал вокруг тайной масонской ложи «П-2» («Пропаганда-2») позволил общественности по-новому взглянуть на фигуру этого дельца. Как было установлено расследованием, этот «наиболее влиятельный центр тайной власти в Италии» занимался подрывной деятельностью против Итальянской Республики и пользовался значительной материальной поддержкой и покровительством НАТО, ЦРУ и правящих кругов США. Не случайно поэтому «досточтимый мастер» ложи Личо Джелли был приглашен на инаугурацию Р. Рейгана в США, в Вашингтон. Среди 962 членов «П-2» были три министра итальянского правительства, высшие чины вооруженных сил, службы безопасности и финансовой гвардии (специального подразделения, в чьи функции входит борьба с контрабандой и валютными махинациями), сенаторы, депутаты, высокопоставленные судебные чиновники, банкиры, промышленники и крупнейшие воротилы итальянской мафии.

Микеле Синдона, родившийся на Сицилии в 1920 г., начал с мелких спекуляций продуктами на черном рынке. Возможно, он так и остался бы мелким адвокатом или предпринимателем, если бы в 50-х годах на него не обратил внимание Счастливчик Лучано. С этого времени началась стремительная карьера предприимчивого дельца. В обширной финансовой империи дона Микеле деньги мафии «отбеливались» от нелегального бизнеса, проводились биржевые и валютные махинации, масштабы которых удивляли даже видавших виды мошенников, оказывалась финансовая поддержка необходимым государственным и политическим деятелям. В 1973 г., когда в Италии разразился экономический кризис, Синдона незаконно перевел в швейцарский банк капиталы 500 крупных итальянских промышленников и политических деятелей, чтобы уберечь их от девальвации и налогов. Среди близких друзей «банкира мафии» были глава тайной масонской ложи «П-2» Личо Джелли, бывший председатель Совета министров Италии Джулио Андреотти, председатель итальянского сената Аминторе Фанфани и Ричард Никсон, в ту пору президент США.

После банкротства Синдоны и его похищения неизвестными лицами верховный совет «Коза ностры», испытывавшей острый недостаток наличных денег, принял решение ускорить операцию по доставке в США крупной партии героина. Проведение подобной операции в короткие сроки ставило перед ее организаторами немало головоломных проблем, решение которых под силу лишь очень опытным контрабандистам. По мнению специалистов из отдела по борьбе с наркотиками, в США в то время это могли сделать «семьи» Сальваторе Индзерилло, Джона Гамбино и Спатолы, действующие в Бруклине и Нью-Джерси. Поэтому вице-квестор Палермо Борис Джулиано решил заняться местной «строительной фирмой» Спатолы — Индзерилло — Гамбино.

Утром 21 июля 1979 г. «шериф», как дружески называли Джулиано его приятели и знакомые, зашел в кафе, где он обычно выпивал перед работой чашечку кофе. Но на этот раз вместо кофе он получил пулю «пиччотто» мафии.

Расследование дела продолжил судья Чезаре Терранова. Известность пришла к Терранове, простому следователю палермской прокуратуры, после того как он изобличил главаря сицилийской мафии Лучано Лиджо и подготовил процесс, закончившийся осуждением Человека Без Лица на пожизненную каторгу. Судья Терранова дважды избирался в парламент как независимый левый по спискам Итальянской коммунистической партии и участвовал в работе комиссии по расследованию преступной деятельности мафии.

Летом 1979 г. Чезаре Терранова вернулся к работе в палермской прокуратуре и продолжил расследование, начатое Джулиано. Но утром 25 сентября 1979 г. Чезаре Терранова был настигнут пулями «пиччотти», устроивших засаду прямо у подъезда его дома.

Казалось, мафия незримо следит за ходом расследования и методично убирает «ключевые» фигуры. Поиски истины продолжил генеральный прокурор Палермо доктор Гаэтано Коста.

18 октября 1979 г. полиции удалось наконец напасть на след похитителей Синдоны. Этот след опять привел к «строительной фирме» Спатолы — Индзерилло — Гамбино. Незадолго до этого заокеанский партнер фирмы Джон Гамбино побывал в Вене, где ему был передан «дон Микеле», он же Синдона, доставленный туда мафиози Джозефом Макалузо и Тони Карузо. На встрече в Вене «Коза ностра» получила в обмен на жизнь Синдоны список 500 высокопоставленных лиц, занимавшихся нелегальным вывозом валюты из Италии. «Общество чести», не привыкшее уступать своим должникам, и на этот раз осталось верным себе: вероятно, ценность этого списка такова, что она в известной степени компенсировала утрату мафией полумиллиарда долларов после краха банка Синдоны. Сам обанкротившийся уже не представлял никакой ценности для «Общества чести» и потому был возвращен в руки американского правосудия. 13 июня 1980 г. за финансовые махинации Синдона был приговорен нью-йоркским судом к 25 годам тюремного заключения.

От контрабанды наркотиками и киднэппинга, с которыми была связана палермская фирма, ниточка потянулась к крупным махинациям на строительных подрядах, шантажу конкурентов и физическому уничтожению несговорчивых. Вместе с братьями Спатола, Розарио и Винченцо за решетку был отправлен их компаньон Индзерилло. Члены бруклинской «семьи» Гамбино были недосягаемы для итальянской полиции.

В первых числах марта 1980 г. миланская полиция получила от американских коллег из отдела по борьбе с наркотиками сообщение, в котором говорилось: «В Милан направляется Эммануэле Адамита, внимательно следите за ним». Имя этого мафиозо, специализировавшегося на перевозке контрабанды, было давно известно итальянской полиции.

Адамита прибыл в Милан 14 марта и уже на следующий день отправил из почтового отделения Ванцагелло четыре больших картонных коробки в адрес Итальянского стереофонического центра: Нью-Йорк, 7414, Бруклин-авеню, 18. После этого Адамита со своими братьями Доменико и Антонио, специалистами по сантехнике и паяльному делу, отправился в ресторан, откуда миланская полиция препроводила троих братьев прямо в городскую тюрьму Сан Витторе. В коробках, направленных Адамитой в США, полиция обнаружила под пластинками 47 герметично запаянных цинковых капсул, содержащих 41 кг чистого героина. Одновременно в США были арестованы получатели — компаньоны Итальянского стереофонического центра братья Гамбино, Джузеппе и Розарио, а также их родственник Розарио Риццутто. Старший брат, Джон Гамбино, и на этот раз вышел сухим из воды.

После всех этих событий генеральный прокурор Палермо Г. Коста решил ускорить следствие, объединив дела «фирмы» Спатолы — Индзерилло — Гамбино и «семьи» Лиджо.

Кланом Лиджо было поручено заниматься 29-летнему капитану карабинеров Эммануэле Базиле. Единственной ниточкой для расследования служила фотография, обнаруженная когда-то при обыске в доме № 5 на виа Пекоре Джиральди. На снимке на фоне роскошной виллы с бассейном и великолепным садом была изображена группа мафиози, окружавших какого-то человека лет пятидесяти, с квадратной челюстью и тщательно прилизанными волосами. Во время поисков этой виллы капитану Базиле удалось обнаружить в Бутрио, провинция Болонья, крупный склад героина. Многие мафиози были отправлены за решетку.

4 мая 1980 г. около полуночи капитан карабинеров Эммануэле Базиле вместе с женой и маленькой дочкой возвращался с торжественного приема в муниципалитете. На одной из улиц их поджидали «ангелы смерти» из мафии…

Если представителей закона и порядка, стоящих на пути нелегального бизнеса «Общества чести», настигают пули «пиччотти», то клиенты, приносящие мафии баснословные барыши, погибают медленной смертью от наркотиков. В начале 1980 г. министерство здравоохранения США сообщило, что в стране около 700 тыс. хронических наркоманов, из них 10 тыс. ежегодно гибнут от своей пагубной привычки.

Остальной части общества мафия уготовила роль косвенных жертв своего бизнеса. Так, по данным ФБР, в 1970 г. в США было совершено 74,5 млн. серьезных преступлений, куда входят убийства, вооруженные нападения, изнасилования и ограбления. За 10 лет эта цифра увеличилась до 117,5 млн., почти в 7 раз превысив темпы прироста населения. В 1980 г. в США было зарегистрировано около 12 млн. тяжких правонарушений, в том числе 6,6 млн. краж, 3,1 млн. краж со взломом, 1,2 млн. преступлений с применением насилия, 620 тыс. бандитских нападений, 465 тыс. ограблений, 23 тыс. убийств. По утверждению полиции, более чем в половине случаев, связанных с этими правонарушениями, мотив преступления — стремление любой ценой добыть средства для приобретения наркотиков. Обычный путь наркомана начинается с курения марихуаны, которая обходится ему в несколько долларов, и оканчивается ежедневными инъекциями героина ценой в полторы-две сотни долларов каждая. Чтобы заработать такую сумму честным трудом, среднему американцу требуется 3–4 дня.

Мафия непрерывно расширяет доходный бизнес, внедряясь в новые сферы экономической и социальной жизни общества, распространяя влияние на новые географические регионы, используя в своей деятельности все более совершенные, все более изощренные методы и приемы.

Мафия уже давно превратила эксплуатацию организованной проституции в огромную индустрию. Однако ни Капоне, ни Лучано, ни другие доны старой школы, вероятно, не предполагали, что со временем доходы от этого вида рэкета будут исчисляться десятками миллиардов долларов и, подобно другим звеньям преступной деятельности «Общества чести», не будут знать спадов даже в периоды тяжелых экономических кризисов, потрясающих капиталистический мир. Предпосылки к этому кажущемуся на первый взгляд парадоксу кроются прежде всего в капиталистической системе, в деградации этических и нравственных критериев, в культивировании буржуазным обществом насилия и духа наживы, в отуплении общественного сознания средствами массовой информации, в негативных сдвигах в социальной организации общества, в результате чего многие преступления мафиози уже перестали вызывать у их сограждан чувство негодования и протест, как это было еще во времена «Черной руки». Астрономический рост доходов от организованной проституции связан с совершенствованием структуры этой преступной отрасли.

Придав профессиональной проституции обобщенный, высокоорганизованный характер, мафиози перешли от пассивного взимания «налогов за защиту» к активному «стимулированию потребностей».

В практике капиталистического бизнеса одним из самых эффективных средств целенаправленного воздействия на массовое сознание является реклама, на развитие которой легальные фирмы никогда не жалели средств. Превратив рекламу своего «товара» в источник сказочных прибылей, мафиози — рэкетиры организованной проституции в очередной раз повергли в изумление прожженных акул большого бизнеса. Примерно в 60-х годах началась эра порнографии, которая оказалась мощным орудием пропаганды средств производства «чувственного бизнеса» мафии и духовного давления на клиентов. Сегодня для разжигания порочных страстей мафия привлекает квалифицированные кадры социологов, психологов, сексологов и других специалистов. По данным американской печати, в начале 80-х годов оборот от порнографии в стране перевалил за 5 млрд. долл., 3/4 из которых приходилось на долю «Коза ностры».

Мафиози не только зорко следят за колебаниями конъюнктуры рынка «чувственного бизнеса», но и стремятся всячески расширить его. Около 270 американских журналов, специализирующихся на детской порнографии, способствовали резкому возрастанию спроса на Западе на детскую проституцию. Мафиози сразу отреагировали на требования рынка и предложили на потребу толстосумам малолетних рабов в возрасте 5–7 лет, которых они либо покупали у бедняков, либо брали под опеку тех, кто потерял родителей в результате стихийного бедствия и остался без присмотра, либо просто крали.

Современная мафия способна не только изготовлять несколько сот тонн наркотиков в год, по своему произволу превращать людей в жуткие чудовища, похищать прямо из арсеналов американской армии огнестрельное оружие и вооружать им граждан, ведущих необъявленную гражданскую войну всех против всех. По желанию клиентов мафия может украсть любую ракетную систему или плутоний для изготовления из него ядерных взрывных устройств. В начале 1981 г. стало известно, что мафиози из Сент-Луиса намеревались «по заказу неизвестного государства» захватить в Атлантике новейшую атомную субмарину ВМС США с ядерными зарядами на борту. Лишь по чистой случайности за несколько дней до начала операции по угону полиция узнала об этом от одного из своих осведомителей. Арестованные в Сент-Луисе мафиози сознались, что намеревались «опробовать» товар, произведя 1–2 ракетных залпа! Как всегда в таких случаях, влиятельные покровители замяли нежелательный скандал.

Причины юридического иммунитета мафии в уголовных деяниях давно стали секретом полишинеля. Не следует забывать, что преступления и преступность всегда были неотъемлемым элементом общества, основанного на эксплуатации человека человеком, и границы дозволенного в нем издавна определялись не законом, а положением на иерархической лестнице и величиной банковского счета. За многовековую историю существования мафии стали широко известны имена многих ее высокопоставленных покровителей. Однако вплоть до начала 70-х годов мало кто имел истинное представление о масштабах связей мафии с политическим миром, федеральными и местными властями.

В ходе расследования деятельности разведывательных служб США после «уотергейтского дела» были вскрыты связи мафии с ЦРУ и ФБР, которые в рамках «специальной программы борьбы с подрывными элементами» не только натравливали банды уголовников на Коммунистическую партию и другие прогрессивные организации США, но и осуществляли заговоры с целью убийства политических деятелей иностранных государств.

21 июня 1975 г. на заседании сенатской подкомиссии Рокфеллера по расследованию причастности ЦРУ к этим заговорам был вызван 66-летний дон мафии Сальваторе (Сэм) Джанкана. За год до этого он поселился в фешенебельном пригороде Чикаго Оук-парке. Вероятно, «король Чикаго» знал, что ему не суждена безмятежная старость: его роскошная вилла была оборудована бронированными дверями, пуленепробиваемыми стеклами, совершенной электронной системой сигнализации. Поздно вечером 19 июня престарелый слуга, почуяв запах пригоревшей пищи, спустился в бронированную кухню. Там на полу в луже крови лежал его хозяин. Он был убит шестью выстрелами в голову и грудь, произведенными с близкого расстояния. На плите дымились сосиски с бобами… Никто, в том числе агенты ФБР, в течение нескольких недель тайно следившие за домом Джанканы, не заметил ничего подозрительного. По траектории полета пуль и положению тела убитого криминалисты пришли к заключению, что дон мафии был застрелен кем-то, кого он хорошо знал, ибо не принял никаких мер для своей защиты.

Тот, кто приказал навсегда запечатать рот главного свидетеля, по-видимому, опасался, что его показания прольют свет на участие мафии в покушениях на иностранных политических деятелей. Сенатская подкомиссия Рокфеллера установила, что в начале 60-х годов президент США Дж. Кеннеди одобрил разработанные еще при его предшественнике Эйзенхауэре сценарии физического устранения ряда лидеров освободительного движения в Латинской Америке, Африке и Азии. Директору ЦРУ Аллену Даллесу было разрешено привлечь к убийству руководителей кубинской революции донов «Коза ностры», чьи интересы пострадали на Кубе. В 1961 г. бывший агент ФБР Роберт Мэхью установил контакт с Джанканой и его подручными Джоном Розелли и Ричардом Сэйном. От имени ЦРУ он заверил мафиози, что против них будут прекращены уголовные преследования, и передал им 150 тыс. долл. для организации убийств Фиделя и Рауля Кастро, Че Гевары и ряда других. Весной того же года Джанкана послал на Кубу своего лучшего агента, а сам руководил его действиями с секретной базы ЦРУ на Майами, куда разведка открыла доступ именитому мафиозо. Однако широко задуманная операция провалилась.

От государственных разведслужб ниточка связей мафии потянулась в высшие эшелоны власти, и, чем дальше она разматывалась, тем становилось очевиднее, что новое поколение мафиози уже не ограничивается приобретением влияния на отдельных политиков или государственных служащих, которых им удается подкупить или уличить в противозаконных действиях, — современная «Коза ностра» путем тотального проникновения во все государственные институты на правах крупного бизнесмена сосредоточила в своих руках максимум возможностей для эффективного контроля над деятельностью правительства. А в тех случаях, когда легальные средства контроля оказываются недостаточно действенными, в ход пускается грубая сила.

В конце 1978 г. комиссия американского конгресса по расследованию политических убийств пришла к выводу, что убийство президента Дж. Кеннеди, совершенное 22 ноября 1963 г. в Далласе, было результатом обширного заговора, в котором помимо военно-промышленного комплекса, ЦРУ и ФБР приняла участие «Коза ностра». Комиссия назвала имена четырех человек: Сэма Джанканы, главаря чикагской мафии, Джеймса Хоффы, бывшего председателя профсоюза шоферов грузовых машин и складских работников, Сантоса Траффиканте, флоридского босса мафии, Карлоса Марчелло, главаря новоорлеанской и луизианской «семей». Удалось установить, что еще в 1961 г. Марчелло, подлинное имя которого — Калоджеро Минакори, созвал в Новом Орлеане главарей «Коза ностры» и они приступили к разработке планов убийств Джона и Роберта Кеннеди.

Но, как известно, при отсутствии неопровержимых доказательств преступления закон весьма редко торжествует в отношении мафиози. Во все времена «Общество чести» устраняло опасных свидетелей раньше, чем они успевали дать показания. Вслед за Джанканой на тот свет были отправлены его ближайшие «сподвижники».

В августе 1975 г. бесследно исчез Д. Хоффа, почти четверть века возглавлявший один из крупнейших профсоюзов США.

В 1977 г. при расследовании обстоятельств этого таинственного исчезновения случайно выяснилось, что накануне взлома в отеле «Уотергейт» в 1973 г. президент США Р. Никсон получил от «Коза ностры» 1 млн. долл. наличными: 500 тыс. долл. тайно передал в Лас-Вегасе специальному курьеру Белого дома капо мафии Нью-Джерси Энтони Провенцано, остальные полмиллиона были вручены Никсону через Аллена Дорфмана…

В 70-х годах американские власти приняли ряд законодательных актов, направленных на пресечение преступной деятельности мобов. В 26 крупнейших городах США были образованы специальные отделы по борьбе с организованной преступностью, для работы которых в 1980 г. была выделена пятая часть бюджета и персонала ФБР. С 1975 г. в масштабах всей страны проводилась крупнейшая в истории ФБР операция «Юнион рэкетеринг», в результате которой в 1980 г. были выдвинуты обвинения против 600 мафиози, занимавшихся рэкетом в печально знаменитом профсоюзе портовых рабочих. И хотя было осуждено лишь 110 мафиози (как всегда мелких — боссы «Коза ностры» отделались легким испугом), власти продемонстрировали, что не намерены потакать преступникам. Очередной удар по «Коза ностре» был нанесен в 1977 г., когда правительство добилось отстранения на некоторое время прежнего руководства профсоюза водителей грузовых машин и складских работников. В нарушение существующего законодательства мафиози широко пользовались для своих целей его пенсионным фондом, составляющим 2,2 млрд. долл. Но, по-видимому, у «Коза ностры» еще не все потеряно, поскольку «банк мобов», как называют американцы этот фонд, был основным источником финансирования выборной кампании нынешнего президента США Рональда Рейгана.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Из книги автора

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ Теперь вы, современные господа хорошие (недавно слезшие с дерева), «честно» (как говорит еврейский хохол Кириенко) ответьте на вопрос: кого должно обвинять в создании концентрационных лагерей, заградительных отрядов, карательных подразделений для


ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Из книги автора

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ Азербайджанский вопрос — главная тема, поднятая в данном исследовании, — все еще не решен. А потому автор решил не подводить черту, не делать традиционное заключение, а дать своеобразное послесловие, которое может стать отправной точкой для новых


Вместо заключения

Из книги автора

Вместо заключения Наш народ в состоянии смуты. Длится она уже целый век. Лишь на короткое время прямой угрозы с Запада и большой войны ХХ века народ соединился в одну семью. Но для этого каленым железом выжгли инакомыслие – угроза заставила. Нам льстят, когда называют то


Вместо заключения

Из книги автора

Вместо заключения Политическая система современной России является выражением и оформлением такого состояния умов властвующей уже в течение двадцати лет группировки, которое характеризуется практически полным отсутствием серьезных идеологических концептов,


Вместо заключения

Из книги автора

Вместо заключения Все, что написано в этой статье, относится главным образом к тем правозащитникам, кто считает себя скорее членами "мирового правозащитного сообщества", нежели гражданами Российской Федерации. Именно этот тип российского правозащитника мечтает о


Вместо заключения

Из книги автора

Вместо заключения Иногда нас упрекают – вы обучаете техникам, при помощи которых ваши студенты могут играть другими людьми для своей выгоды и во вред окружающим.Во-первых, гипнозу и прочим манипулятивным техникам воздействия сейчас обучают многие. Литературы по этой


Вместо заключения.

Из книги автора

Вместо заключения. Как ко всему этому относиться?Можно - как к трагедии человеческой цивилизации. Мертвые будут обитать среди живых, а живые, мало отличаясь от мертвых, добровольно похоронят себя в «электронных коттеджах»., История закончится, человечество, как раса


Вместо заключения

Из книги автора

Вместо заключения Порядочные книги с эпиграфов начинаются. В этой книге так все пе- ремешалось, что будет уже по-своему логично, если она эпиграфом за- кончится. Вот он: В мыслях моих проходя по Вселенной, я видел, как малое, что зовется Добром, упорно спешит к бессмертью, А


Вместо заключения

Из книги автора

Вместо заключения Сегодня уже очевидно, что после «самоизгнания» из страны Б. Березовского с ноября 2000 года заметно активизировалась его деятельность, способная нанести ущерб безопасности России (и не только России) в различных сферах. Активизация Березовского прежде


11. Вместо заключения

Из книги автора

11. Вместо заключения Нет, думается, что Иоанн бежал не столько от врага, сколько от того глубокого унижения, с которым теперь ему предстояло жить.Было ли это личной трагедией русского самодержца? Еще бы нет! Любому человеку, столь крутой поворот жизненных обстоятельств,


Вместо заключения

Из книги автора

Вместо заключения Что подвигло меня на выступление с такой идеей? Судьба моей страны. СССР, включавший в себя десятки крупных и малых народов, показал, что они, оставаясь христианами, иудеями, мусульманами, буддистами мирно жили и общались друг с другом. Более того, вместе


Вместо заключения

Из книги автора

Вместо заключения … — Понимаете, чтобы люди в массе своей осознали пагубность того, что они делают, — негромко и проникновенно говорил Николай Никифорович, — как неукротимым техническим прогрессом, подогретым все возрастающими желаниями и потребностями, истощают