Маленький Остап, или В городе Черноморске Черное море

Маленький Остап, или В городе Черноморске Черное море

Фильм Василия Пичула «Мечты идиота» мне не понравился. Позвольте мне побыть просто зрителем. Избавьте меня от необходимости отыскивать в картине достоинства только на том основании, что ее снял талантливый режиссер в трудных условиях при трех «заморозках» в ходе сьемок. Кинокритик в наши времена предпочитает мыслить «от минимума» — считать профессионализм принципиальным достоинством, тогда как на деле это всего лишь исходная величина.

Фильм Пичула высокопрофессионален. Согласитесь, что от автора «Маленькой Веры», и особенно «В городе Сочи» — фильма, куда более сложного по замыслу и исполнению, — мы и не могли ожидать профессионального провала. По этой части провала и нет. Фильм Пичула высокопрофессионален. Речь о другом. Считается, что зритель по определению соавтор: он обязан проходить свою половину пути. На самом деле ничего он не обязан. Думать — согласен, не отпираюсь и не увиливаю, но доделывать за режиссера его работу — а почему, собственно? Пичул предлагает зрителю (в многочисленных интервью и вступительных словах перед премьерами) начисто отключиться от романа Ильфа и Петрова. Это требование заведомо невыполнимое и некорректное. К чему заимствовать имена, фабулу и эпоху: перенеси сюжет в наше время, переименуй персонажей и сними римейк, как сделали в свое время авторы «Опасных связей» образца поздних пятидесятых. Невозможно отключиться от «Теленка» — он врезан в память читателя; чтобы противопоставить ему нечто конгениальное — нужно создать собственную Вселенную. Учитывая гигантскую роль авторского стиля в романе, найти ему некоторый киноаналог едва ли возможно: «Теленок» — вещь, читаемая сквозь призму, линзу чужого взгляда. Мы все видим так, как хотят того Ильф и Петров. Швейцер в свое время попытался взглянуть на дело жестче и печальней — получилась замечательная картина, в которой тем не менее сама аура «южной школы», аура одесского топоса и логоса сохранена благодаря точно подобранным типажам и стильному «ретро», зачастую открыточному (взять хоть сцену с Зосей Синицкой и последующим бегством Остапа — на берегу, на лестнице). Пичул хочет, чтобы мы забыли о романе вообще. Значит, нужен равно убедительный Остап и равно убедительный Балаганов, не говоря уж о Паниковском. У Пичула убедителен только Корейко — прежде всего потому, что Андрей Смирнов никак не противоречит ильфо-петровскому представлению о герое. Корейко тем и страшен, что он — пустота, бездна. Эту бездну (на дне которой клацают железные зубы) может сыграть любой сильный актер, умеющий притвориться заурядностью (Евстигнеев у Швейцера начисто пригасил свое положительное обаяние, а Смирнов даже придал герою некое отрицательное). Остальные потрудились явно недостаточно. Я не обязан абстрагироваться от любимой книги, хоть заставьте меня. Не заставили.

Пичул по природе своей демифологизатор, срыватель всех и всяческих масок. Жизнь у него предстает либо как ад скуки и пошлости, либо как хаос, разорванная ткань, где все попытки выстроить сюжет о счастье обречены. Он трезв и холоден, а про Марию Хмелик и говорить нечего — она могла бы взглядом камни дробить. Говорю не о самой Хмелик, красивой и обаятельной, но о ее лирической героине, которая смотрит на вещи, отказавшись от любых иллюзий. Попытка демифологизировать насквозь условный мир «Теленка» приводит к краху этого мира — только и всего. И я не вижу, с чего бы это надо сына турецкоподаннного заменять бородатым, толстым, по-своему милым человеком, который может быть сыном турецкоподданного лишь в том случае, если жена турецкоподданного ему по-черному изменяла с типичным русским. Я не понимаю, почему жулик-еврей Паниковский должен превращаться в Станислава Любшина с лицом поношенного мученика, русского интеллигента, гораздо более сходного с Лоханкиным. Я, наконец, не улавливаю, с чего бы рыжему и русскому Балаганову, как бы в противовес эволюции Паниковского-Любшина, делаться Евгением Дворжецким, старательно превращенным в типового одесского бандита из парадигмы Янаки-Ставраки-папы Сатыроса. Дело в том, что история, рассказанная Ильфом и Петровым, могла быть разыграна только конкретными типажами, у каждого из которых — конкретная ролевая функция. Другим ее не изобразить и не прожить.

Пичул, видимо, слишком ориентирован сейчас на зрителя-профессионала, которому доставляет собственное снобистское наслаждение решать за режиссера его задачи. Следить за соотношением крупных и средних планов, ритмом, движением камеры и прочими вещами. А я хочу кино смотреть. И засыпаю. Это, конечно, следствие нашей прокатной ситуации (да и литературной, в общем): вынужденная ориентация на тусовку, а не на публику. Это печально, и фильм «Мечты идиота» тому подтверждение. Все сказанное никак не отменяет моего нежного отношения к блестящим профессионалам Пичулу, Хмелик, Смирнову и остальным. Просто в Сочи ночи черны не так, как в Черноморске.

№ 9, ноябрь 1994 года

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

3. Чёрное и белое

Из книги автора

3. Чёрное и белое Голод, как и все другие явления, подразумевает свои плюсы и минусы. Обозначим капитально-генеральные.


3.1. Чёрное

Из книги автора

3.1. Чёрное 1. Голод сеет в душе отрицательную энергию, которая наполняет собой окружающий мир. Как правило, страдают безвинные люди.«Голод – это убийца Добра и детородитель Зла».2. Голод порождает лишнюю тонну преступлений. Человек крадет булочки и кефир, убивает животных и


ПРОВИНЦИАЛ, ИЛИ ОСТАП БЕНДЕР РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ

Из книги автора

ПРОВИНЦИАЛ, ИЛИ ОСТАП БЕНДЕР РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ Предстоят парламентские выборы. Немцов боится, что СПС не преодолеет пятипроцентный барьер, и говорит Хакамаде:— Хочу создать партию нового типа.— Ну и как успехи?— Нового типа уже нашел…АнекдотБорис Немцов вошел в


58. Красное и черное

Из книги автора

58. Красное и черное Никогда особо не занимался развернутой критикой публицистики, но то, что предлагает С. Строев очень серьезно. И соответственно требует «разбора полетов». Я буду делать его с позиции русского националиста, и буду касаться лишь аспектов связанных с


Белое и черное

Из книги автора

Белое и черное Осужденный Т. отбывает срок за вооруженный грабеж.– Раньше я был атеистом, как многие при Советской власти, – рассказывает он. – Поехал на север, в Якутию, хотел заработать деньги на квартиру, машину, но вышло иначе… Сделал из ружья обрез, и вместе с


Мода на черное

Из книги автора

Мода на черное То, во что никто не только в Америке, но и, наверное, во всем остальном мире не мог поверить, свершилось. Президентом Соединенных Штатов впервые за всю историю страны был избран чернокожий – Барак Обама. То, что у него были мусульманские корни и что его


Черное море волнуется

Из книги автора

Черное море волнуется Его обычно тусклые глаза заблестели. (Фраза из какого-то романа) Иван Александрович Паник находился в мрачной задумчивости.Товарищ Паник — директор советского нефтеналивного флота, и, естественно, мысли его носили более возвышенный характер, чем


2. Маленький, очень маленький человек

Из книги автора

2. Маленький, очень маленький человек Да, все мы выросли из «Шинели» Гоголя. Вот он, маленький человек Акакий Акакиевич Башмачкин. Кто читал «Шинель» Гоголя, а не только слышал о ней на уроках литературы в очень средней школе, тот вспомнит, что в финале повести Акакий


Бродвей. Чёрное море

Из книги автора

Бродвей. Чёрное море Манский хорошо понимает, что такое настоящий гламур. Его обращение к пляжной фактуре не случайно. Ведь люди, которые сидят на пляже, во-первых, всегда уродливы и, во-вторых, всегда полагают, что они прекрасны. Это сочетание, как ни странно, главный ключ к


Глава 6. Как Русь лишилась выхода в Черное море

Из книги автора

Глава 6. Как Русь лишилась выхода в Черное море В 1237–1240 гг. в ходе двух походов татаро-монгольские орды хана Батыя опустошили большую часть русских княжеств. Почти все русские князья стали данниками Орды. Как любят говорить наши историки, Россия на 180 лет попала под


Глава 17. Как Черное море стало германо-турецким озером

Из книги автора

Глава 17. Как Черное море стало германо-турецким озером В ночь на 24 февраля 1917 г. (по н. ст.) в Петрограде начались беспорядки, а уже 2 марта император Николай II подписал отречение. Революция прошла почти бескровно и как-то, пардон, скучновато. Хоть бы Петропавловскую крепость


Черное кружево

Из книги автора

Черное кружево В послевоенном кинематографе не найти и года, когда на экранах не появлялись бы новые воплощения Дракулы и его неумирающих собратьев. Шестидесятые и семидесятые стали эпохой киноторжества трансильванского графа: никогда до и никогда после у Дракулы не


Маленький Пук

Из книги автора

Маленький Пук Выборы президента России подходили к финалу. Шёл второй час ночи. От скуки запрограммированного действия я засыпал. Лёжа в кровати, я решил почитать свои любимые сказочки на сон грядущим, и дождавшись окончательного результата, вступить в новую жизнь. На


«ЧЕРНОЕ МОЕ МОРЕ!..» (О чем глаголет истина творчеством младенцев)

Из книги автора

«ЧЕРНОЕ МОЕ МОРЕ!..» (О чем глаголет истина творчеством младенцев) В г. Новороссийске, в выставочном зале музея — заповедника прошла Международная передвижная выставка «ЭКО — ПОНТ 1997–1998». На ней было представлено 172 работы детей из шести причерноморских стран. О чем же