К читателю

К читателю

Когда в обществе разброд и шатания, когда идеологический стержень стерся в порошок, когда законы не работают, а законопослушность граждан и их уважение к закону приближается к нулю, обществу необходим враг. Желательно, чтобы этот враг был не просто зловещей тенью, простертой над национальным интересом, желательно, чтобы он был реальным, имел имя и фамилию, а главное — чтобы этих подлых наемников империализма было как можно больше. Созданием сонма врагов издавна занималось в России специальное ведомство с холодной головой и жарким сердцем, созданное Лениным и Дзержинским, и на протяжении всей советской истории периодически превращавшееся в фабрику, завод, синдикат по производству столь необходимых обществу врагов.

Двадцать миллионов врагов революции, врагов народа, врагов советской власти прошли через эту фабрику в тридцатые и сороковые. Тогда врагом народа мог стать любой: от сталинского наркома до барышни, переспавшей с иностранцем, от колхозного шофера до члена Политбюро. Усилиями НКВД — КГБ, они плодились и размножались, прогрызая железный занавес, прорывая тоннели от Бомбея до Лондона, готовя теракты против еще не арестованных вождей, вели антисоветскую пропаганду, рассказывая анекдоты или подпевая зарубежным голосам.

Ныне иначе: нет железного занавеса, былые глушилки превратились в мирные телевизионные мачты, миллионы неуполномоченных соотечественников ежегодно ездят за границу, выходят книги Солженицына и Сахарова, и, казалось бы, потребность во врагах должна была ослабнуть. Однако молох секретных служб никак не хочет умерить свои аппетиты, потому что функции его снова выходят за пределы прямых обязанностей ведомства по сохранению и охранению государственных тайн. Начиная с 1995 года спецслужбы заново озаботились повышением своего реноме. В их функции снова вошла обязанность по созданию в стране атмосферы подозрительности и взаимного недоверия. Именно на них возложена обязанность «разделять», с тем, чтобы те, кто их к этому призвал, могли бы «и властвовать». Фантом планового хозяйства, когда чем больше арестованных, тем лучше работают арестующие, когда чем больше врагов, тем авторитетнее охранители, вновь обретает плоть.

Врагов снова стали создавать из подручного материала. Особенно подходящим материалом оказались люди по роду службы чаще других имеющие контакты с иностранцами: журналисты, ученые, дипломаты. Прошедшие и идущие процессы над назначенными «шпионами» Александром Никитиным, Григорием Пасько, Игорем Сутягиным, Валентином Даниловым. Анатолием Бабкиным и другими строятся на ничем не подтверждаемых предположениях и допущениях, в которых единственно доказанным являются контакты обвиняемых в государственной измене с иностранцами. Речь идет только о процессах крупных, шумных, хорошо известных в стране и в мире, но речь одновременно идет и о тенденции, которая на уровне рядовых исполнителей заново пробуждает в стране атмосферу страха.

Демократия и страх — несовместимы. Не бывает демократии в стране, где спецслужбы действуют вне общественного контроля, где гражданам не обеспечено право на судебную защиту, а судебная власть выполняет обязанности полотера по приданию блеска шаткому фундаменту обвинений. Шпиономания — болезнь и призывами к сдерживанию ее она не лечится, даже если эти призывы раздаются с самой вершины властной пирамиды.

У этой болезни есть конкретные носители и всякий раз, когда появляется возможность назвать их имена, описать симптомы и поставить диагноз, это не только право, но и обязанность каждого, прошедшего через такую мясорубку. Книга Валентина Моисеева, дипломата и ученого-востоковеда, рассказывает об одном из случаев этой болезни и написана с точки зрения горького опыта человека, назначенного «шпионом».

Алексей Симонов,

Фонд защиты гласности,

Эрнст Черный,

коалиция «Экология и права человека»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

К читателю

Из книги автора

К читателю 17 апреля 2031 года в 23 часа 38 минут на первом этаже Елисейского дворца внезапно погасло электричество. Президент Республики, который как раз собирался закончить поздравительное письмо новому Великому герцогу Люксембурга, на несколько секунд устроился в глубине


К читателю

Из книги автора

К читателю Истоки этой книги уходят в глубь тысячелетий, во времена, когда человек стал задумываться о Боге: что делаю я на земле? Зачем нужна моя жизнь? Для чего я здесь живу? И просто – почему я существую?Ответов на эти вопросы искали и на уроках в парижской школе Боссюэ,


К читателю

Из книги автора

К читателю Читатель, ожидающий от этой книги легкого занимательного сюжета с захватывающей интригой, наподобие тех, что встречаются в книгах Чейза, Гарднера, Спиллейна или Флеминга, стремительно, будто снежный обвал в горах, обрушившийся на советский книжный рынок конца


К читателю

Из книги автора

К читателю Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства, и проснется оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую


К ЧИТАТЕЛЮ

Из книги автора

К ЧИТАТЕЛЮ Вот мы и встретились снова...Откровенно скажу: каждая такая встреча   радует. И тревожит... Найдем ли мы общий язык, поймем ли друг друга, отзовутся ли в читательском сердце те тревоги и надежды, которые всецело занимают меня? Протянем ли мы друг другу руки, как


К читателю

Из книги автора

К читателю Поводом для написания этих заметок стал анализ идеологических документов партий, изъявивших желание пойти на парламентские выборы декабря 2003 года. Ознакомившись с ними, я понял, что мне и, наверное, еще тысячам моих сограждан думские партийные политики не


К читателю

Из книги автора

К читателю Швейцарский исследователь Даниэль Гансер расследует скандальную историю секретных натовских подразделений, созданных после Второй мировой войны усилиями ЦРУ и британской МИ-6 в государствах Западной Европы совместно с национальными спецслужбами под


К ЧИТАТЕЛЮ

Из книги автора

К ЧИТАТЕЛЮ В двух томах настоящего издания собраны старые, ранее публиковавшиеся статьи и новые материалы, которые касаются волнующих автора проблем режиссерского и актерского искусства, вопросов драматургии, поскольку режиссерское творчество начинается с увлечения


К российскому читателю

Из книги автора

К российскому читателю Замысел этой книги родился два года назад в Москве, когда журналист Сергей Воронков заметил мимоходом: «Был вот в Голландии замечательный гроссмейстер и писатель Доннер, а в России его толком не знают. Хорошо бы опубликовать у нас что-нибудь из


ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЮ

Из книги автора

ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЮ Когда-то в литературе давно ушедших эпох, когда у читателя было гораздо больше свободного времени и чтение книг считалось вполне солидным занятием, в ходу были длинные и витиеватые обращения к читателю. Писатель смиренно просил о снисхождении к


К читателю

Из книги автора

К читателю Утром 30 июня 1908 г. над Сибирью наблюдали полет ослепительно яркого болида. В районе реки Подкаменная Тунгуска он взорвался. Это событие, относящееся к числу выдающихся в истории метеоритики и астрономии, по праву занимает одно из главных мест среди загадочных


К ЧИТАТЕЛЮ

Из книги автора

К ЧИТАТЕЛЮ Зачем и для кого мы все это написали?Последнее время идеи украинских националистов становятся все более популярными. Они становятся модными. Мы от этого обстоятельства сперва отмахивались: мало ли какие глупости может привить мода? Но потом заметили, что


К ЧИТАТЕЛЮ

Из книги автора

К ЧИТАТЕЛЮ С тех пор, как пораженная коммунистической чумой Родина-Россия осталась предоставленной самой себе и овладевшим ею темным силам, она стала для наблюдателя извне загадочной и непонятной.Все, оставившие Россию и унесшие сюда, в чужие земли любовь к Родине и боль


К читателю

Из книги автора

К читателю Доклад Черча представляет собой огромный монтаж цитат с комментариями и заключениями членов комиссии. Эти цитаты были извлечены более чем из 8 тыс. страниц протоколов опроса свидетелей. Многоточия в круглых скобках (…) означают сокращения в протоколах,