Наследство мятежников

Наследство мятежников

Разложение власти происходит у нас на глазах. Власть и вся политическая система полностью недееспособны — что в исполнительной ветви, что в законодательной, что в “партии власти”, что в “системной” оппозиции.

Власть уже не в состоянии скрыть развратный образ жизни, который ведут высшие государственные чиновники. Внутренняя возня в борьбе за место у кормушки раскачивает административную пирамиду и из нее в общество вываливаются ошметья грязи.

Бывший президентский охранник в своей книге приоткрывает дверь в этот мир блюющих и рыгающих рыл, “голубых” нежностей и отвратительных придворных интриг. Президентский пресс-секретарь с детской непосредственностью описывает свой “роман с Ельциным” — как они сговаривались о проведении той или иной кампании лжи, как пьянствовали и скабрезно шутили в кругу приближенных. Нам то показывают через замочную скважину голого министра юстиции с девками, то предлагают рассказы такого же рода девиц об оргиях с участием “второго первого вице-премьера” Немцова, то рассылают всюду кассету с “лицом, похожим на Генпрокурора”, кувыркающимся в обществу двух шлюх, то печатают гомерические пакости о похождениях Жириновского, покрывающие стократно цинизм его интервью “Плейбою”…

Всей правды в подробностях мы не знаем и не узнаем никогда. Но нам достаточно правды о том, что вся эта власть развратна, какую бы личину она не пыталась на себя напялить — личину Черномырдина с обликом старого номенклатурного барина, личину Кириенко с нежным обликом мальчика-отличника или личину дряблощекого и вечно смущенного Степашина.

Власть не в состоянии скрыть повального мздоимства, царящего в высших этажах правительства. Газеты и мемуары отставных очевидцев постоянно доносят сведения об использовании служебного положения тем или ином соратником Ельцина, Черномырдина, Чубайса. То и.о. Генпрокурора за проход в “Белый дом” берет пылесосами и мебелью, то руководителя Госкомстата с сотрудниками сажают под следствие за подчистку каких-то цифр… Нам не узнать кто и сколько брал в Белом доме, на Старой площади, в Кремле за мелкие и крупные услуги для разного рода авантюристов. Но нам достаточно известного, чтобы быть уверенным, что во власти мздоимство — правило, а не исключение.

Власть не в состоянии скрыть чудовищное казнокрадство. Плоды его усеяли Подмосковье дачами-дворцами, зарубежные счета — миллионами долларов, украденных у страны. Кто и сколько украл мы в точности не узнаем. Но и того, что уже известно, достаточно, чтобы быть уверенным: если человек был причастен к распределению бюджетных денег или каких-нибудь торговых квот, значит он заведомый мошенник. Ведь без гроша в кармане из правительства ушли считанные единицы (Глазьев, Полеванов, Миронов, Николаев, кто еще?).

Кризис привел к тому, что власть уже не в состоянии соразмерить свои аппетиты с возможностями общества. Власть обожралась до заворота кишок, но остановиться не может. Правительство, независимо от персонального состава, продолжает упорно твердить, что денег у него не хватает. Конечно, если столько красть, то не хватит ни на школы, ни на медицину, ни на армию, ни на науку.

Внутренняя свара в “верхах” по поводу права проглотить еще один кусок народного достояния приводит к тому, что “железный занавес”, окутывающий власть, то и дело приоткрывается, и мы видим кусочек той мерзости, в которой пребывают те, чьи рейтинги рассчитывают социологи и кто чает народной любви на выборах. Чтобы мы не считали их всех участниками мерзости, на растерзание общественному мнению сдают самых слабеньких. Но этих “слабеньких” сдано уже столько, что образ того мира, что прикрыт расползающимся по швам “железным занавесом” уже ясен.

Это раньше особо въедливых приглашали пройти за этот занавес, чтобы дать себя уговорить, проникнуться мыслью, что увиденное — не воровство, не разврат, а нормальная жизнь людей, озабоченный счастьем подданных. Теперь любопытных стало так много, что под их напором занавес могут сдернуть целиком и выворотить под ноги скрытую доселе преисподнюю, в которой самых отвратительных пороков никто не стесняется.

Да и приобщившихся к развратной власти — всяких там “отставных” и “бывших” столько, что они уже не умещаются за занавесом, и их то случайными телодвижениями выпихивают в публику то с мемуарами, то с новыми идеями спасения Отечества. Традиционный интерес ко всякого рода извращениям образует вокруг этих персон временное скопление публики, жаждущей подробностей. Но потом этот интерес спадает — ничего нового узнать не удается, все знакомо, набило оскомину. А прокуратура копит и копит дела, ждет момента, когда будет снят кремлевский политический пресс, чтобы рассадить каждого на достойное место.

Образ то ли новой опричнины, то ли нового НКВД маячит над разложившейся властью и грозит материализоваться — к удовлетворению всех, кому надоело жить на помойке, организованной этой властью в нашей стране.

Страна наша все еще велика, уже не обильна, но порядка в ней как не было, так и нет. В ее пределах бушует настоящая социально-экономическая и общественно-политическая революция, которой удалось пока что разрушить все до основания, ничего не создав взамен. Впрочем, не революция заставляет удивляться, а ее неопознанность современниками. Для громадного большинства жителей России (с 1922 по 1991 называлась Советским Союзом) она также неизвестна, как НЛО.

И это несмотря на то, что за истекшие годы все перевернулось, не оставив от прошлого и следа. Выброшен на историческую свалку экономический механизм, благодаря которому приводился в движение мощный народнохозяйственный комплекс страны и целая межгосударственная система, объединявшая почти треть мира. Распалась производственная структура населения, основу которой составляла обобществленная собственность на средства производства. Разложились почти что все ранее существовавшие общественные институты — партия, профсоюзы, творческие организации, женские и юношеские движения, а также система отношений, которая связывала их в единое целое. Наконец, самораспустились парламент и правительство, органы безопасности и дипломатические учреждения, армия и флот, все общегосударственные институты, что обеспечивали единство исторического организма, называемого российским государством.

Русская нация и государственность превратились в невидимый град Китеж, исчезнув из виртуальной и информационной реальности. Отдельные элементы, впрочем, все еще продолжают существовать в некоторых своих проявлениях, но одновременно и не существуют, подвергшись извращенной мутации. Но здесь заключена лишь одна, внутренняя, сторона дела.

Русские революции никогда не совершаются сами по себе, без сильного внешнего катализатора. Так было во времена Смуты, так произошло в начале XX столетия, не обошлось и теперь без самого активного влияния заграницы. Она и теперь “помогла нам”.

Каждый раз против России велась война на уничтожение. Четыре века тому назад ее измотали, обескровили и разорили в Ливонской войне и непрерывных набегах крымско-татарской орды. В начале XX века она вынесла на своих плечах бремя Восточного и Кавказского фронтов первой мировой войны. Теперь Россия пожинает горькие плоды Холодной войны, которую “первый мир”, объединившись, вел на протяжении сорока лет, спровоцировав системный кризис внутри страны.

И каждый раз ахиллесовой пятой России оказывалась не ее недостаточная военно-экономическая мощь, не отсутствие или дефицит ресурсов, а слой властвующих, предававший собственное государство и собственный народ (нацию).

Теперь важно понять, может ли русское общество найти силы, чтобы избежать общего падения, способно ли оно не только преодолеть кризис, но и восстановить утраченное? Или же суждено ему пройти скорбным путем Первого и Второго Рима?

Сначала надо все-таки осознать, что Россия предана в “холодной войне”, а не проиграла ее. Властвующая номенклатура разочаровалась в собственной стране и не нашла ничего лучшего, как сдаться, предав ее стратегические интересы.

Не обошлось, конечно, без агентов влияния, изменников и подонков. Но главное состоит не в этом. Властная номенклатура — аппарат партии, генералитет и клан так называемых хозяйственников — исчерпала свой потенциал. Она так и не смогла преодолеть самоотчуждение от исторической природы страны, не стала национальной элитой, не изжила в себе интернационалистскую, то есть принципиально антирусскую идеологию. Причина поражения заключается в том, что Россия была во владении советской, коммунистической, интернационалистской, но не русской власти.

Итак, если Россия потерпела поражение, она, следовательно, находится в состоянии побежденного, а ее враги — в положении победителя. Из субъекта исторического процесса она превратилась в ее объект. Не граждане России и тем более не ее властные учреждения определяют политику страны. Она навязывается ей со стороны. Для этого используются государственные органы, которые де-факто существуют на ее территории и не собираются оказывать этому давлению какого-либо сопротивления. Главные рычаги влияния на настроение и поведение общества и отдельных индивидов, которые обеспечивают стратегические цели победителей, это властные институты, средства массовой информации и денежный капитал, действующие на русской территории.

Что происходит в этих условиях с массовым сознанием? Увы, оно ухитрилось пройти мимо главного содержания всего исторического периода, последовавшего за 1945. Россия была все это время в состоянии войны, но ее население находилось и продолжает находится в блаженном неведении. Оно, словно “человек в футляре”, повторяет одну заповедь: как бы чего не вышло.

Тем не менее, чтобы правильно действовать, обществу необходимо прежде всего адекватно оценить сложившуюся ситуацию, не строя никаких иллюзий. В Вискулях и Алма-Ате (Верном) в декабре 1991 подписывались не акты о создании СНГ и упразднении СССР, а новый Брестский мир. Собирались там не столько полномочные представители законной власти, сколько “суженные” составы Политбюро и ЦК КПСС. Артиллерийский расстрел, которому подверглось здание русского парламента в 1993, был своеобразным отмщением за штурм берлинского Рейхстага в 1945. Режимы, существующие в пределах суверенной территории Государства Российского в настоящее время, это всего лишь подобие режимов Виши во Франции в 1940-44, “социальной республики Сало” в Италии в 1943-45, усташей в Югославии в 1940-44 и т. п. Агрессивные планы национал-социализма и фашизма в отношении России реализуются США и странами НАТО, которые взяли реванш за ее глобальную победу в Великой Отечественной войне.

Теперь о внутреннем положении. Побежденная Россия искусственно расчленена на своеобразные зоны управления, в которых образованы администрации, ориентирующиеся на страны-победительницы. Неважно, чью волю они выполняют — Германии, США, Турции или Румынии. Что бы они ни делали или декларировали — их сущность сводится к коллаборационизму.

Главная задача, решаемая победителями, сводится к тому, чтобы не допустить воссоединения единого национально-территориального организма, противопоставить обособленные части России друг другу, разорвать единство хозяйственного, экономического, культурного, языкового и т. д. пространства. Властные, денежные и информационные институты в связи с этой задачей монополизированы антинациональными олигархиями и, как правило, переданы в управление иностранцев. Эксплуатировать, разорять и лгать — такова их цель.

В сообществах, расчлененных по этническому принципу, реализуется под видом неких рыночных реформ экономический механизм по образованию вопиющего имущественного неравенства. На одном полюсе создается узкий слой компрадорских этнических верхушек, на другом — доведенное до состояния нищеты плебс. Их непримиримая борьба должна поглотить всю энергию протеста, чтобы победители могли постоянно изображать “арбитров” и “миротворцев” под провокационным лозунгом “лишь бы не было войны”.

Как это будет происходить на пространствах России — уже продемонстрировано в Югославии и Терском крае (Чечня), которые использовали в виде учебных полигонов. Россия, в которой постепенно будет создано состояния войны всех против всех, окажется зоной постоянного присутствия стран НАТО под видом сил ООН, ЕС, ОБСЕ и т. п.

Поэтому кризис экономики, падение производства, сокращение рабочих мест, безработица, прекращение развития науки, вымирание населения, культурная деградация, русофобия в образовании, ликвидация военно-технического потенциала и усиление внутренних полицейских сил, предумышленное создание условий для распространения СПИДа — все эти тенденции не только не будут изжиты, но приобретут хронический, постоянно расширяющийся и углубляющийся характер. В конечном итоге дело должно свестись к обезлюживанию всего русского пространства, полной люмпенизации и дебилизации остающихся в живых и прекращению существования русской цивилизации как таковой.

Атлантическая цивилизация не просто одержит победу над Русской цивилизацией, но и уничтожит ее. Разумеется, такую задачу невозможно выполнить даже за несколько лет. Ее можно решить в течении пяти-семи десятилетий. Во всяком случае к концу XXI века от России не должно остаться следа ни в материальном, ни в духовном мире.

Таковы перспективы России, если сохранятся векторы ее регрессивного развития, если общество будет и дальше, позабыв об общенациональных задачах, разрываться между социальными и либеральными стереотипами, которые в одинаковой степени дезорганизуют и демобилизуют массовое сознание, создавая иллюзорные, фантастические картины либо прошлого, либо будущего.

Либеральная система ценностей разлагает национальный организм общества, превращая его в случайную совокупность эгоистически мыслящих и действующих индивидов. Своекорыстие и жесткий индивидуализм, доведенные воспитанием, образованием и телевидением до крайней степени, становятся единственными стимулами, которые руководят людьми, обработанными наркоидеями “прав человека”.

Национальный организм заглушается и коммунистической системой ценностей, которая, как показала практика, сводит все виды человеческих потребностей и интересов к примитивизму, потребительству, бездуховности. Национальная общность игнорируется, подменяясь пресловутыми социальными “правами”. Гражданское мировоззрение, превращающее каждого в активного члена общества, оборачивается мечтаниями об удовлетворении физиологических потребностей “трудящихся”. У них, как известно, нет и не может быть отечества.

Единственный ресурс, который еще находится в арсенале русского общества и еще не использовался им в борьбе за национальное самосохранение, состоит в мобилизации национального сознания и национальной воли, в русской национальной самоорганизации.

Не случайно внешние враги России и их агенты внутри страны так страшатся русской истории, русской национальной идеи, русской философской мысли, русского образования, русского искусства, словом всего того, что составляет фундаментальную основу русской цивилизации. Инициативы по русской национальной самоорганизации блокируются особыми мероприятиями. Прежде всего созданием карикатурно-фарсовых политических и общественных структур и деятелей, дискредитирующих русский национализм, за который, в провокационных целях, выдаются этноцентризм, этносепаратизм и этношовинизм.

Не первый раз Россия оказывается на краю цивилизационной пропасти, преданная своим правящим слоем. Но до сих пор находились средства для самосохранения и самоспасения. Всегда выручала революционная и патриотическая энергия экономически и политически передовых слоев общества. В Смутное время (1604–1613) страна была спасена дворянством и мещанством, уничтожившим власть переродившегося боярства. В начале нашего века (1905–1935) Россию спасло ремесленное крестьянство, уничтожившее власть либеральной бюрократии и космополитов-интернационалистов.

Что в состоянии остановить теперь процесс бессмысленного и беспощадного хаоса и навести порядок в стране? Решительные действия современного передового слоя русского общества, владеющего главной производительной силой нации — интеллектом. Кто способен утвердить власть русской научно-технической элиты и превратить государственную машину в орудие для достижение национальных целей?

На это способны инженеры и офицеры, предприниматели и организаторы производства, учителя и ученые, квалифицированные индустриальные работники, класс интеллектуалов и производителей. Именно союз русского национального капитала и русского национального интеллекта может подхватить власть, которая вываливается из рук номенклатурных мятежников, и спасти страну от разрушения и небытия.

Нищета национальной буржуазии (А.Краснов. Мысли вслух.)

Как ни странно, Брынцалов, которого все не любят как низкокультурную личность, дурака, хама, представляет национальный капитал. Он здесь производит и льет свою водку по бутылкам. Он свой, он налоги платит здесь, нравится или нет нам сам Брынцалов и ферейновская водка.

Наоборот, человек симпатичный, говорящий по-английски, широко образованный Явлинский — это представитель интересов какого угодно капитала, только не национального. Когда он начинает “толкать” закон о разделе продукции, я вспоминаю, что я геофизик и что месторождения одно от другого отличаются как небо и земля.

Если бы пришел человек и сказал, что будет добывать золото из морской воды (что вполне возможно), то почему бы ему нет предоставить часть побережья для строительства завода, коль скоро воды в океане очень много, а процент от полученного золота будет попадать в казну. Здесь закон в нашу пользу. Есть другой вариант — месторождение под названием Гохран, где лежат слитки золота. И вот появляется человек, который готов изготовить дубликат ключа, открыть хранилище и уступить нам слитки, взяв себе всего-то 30 %. Там и тут золото. Точно такая же разница может быть и с месторождениями.

Национальная элита еще не сложилась, иначе на политической авансцене и среди предпринимателей мы бы видели не отдельных персон, а множество. Это было бы мощное движение. Это было бы движение, объединенное в ассоциации, снабженное политическими структурами, политическими лидерами. Сейчас мы видим, что у феодалов есть достаточно яркие личности, у компрадоров — тот же Явлинский, мы видим достаточно интересные фигуры у “левых” (профсоюзов, левых партий). Они изначально отоварились, приобрели опыт управления.

Национальная буржуазия пока ничего не может. У нее пока есть деньги, чтобы потратить их на шубу жене, машину, охрану, загородный особняк. Но даже с организацией производства, долговременной арендой дело заходит в тупик, не говоря уже о политических интересах. Даже просто выйти с пачкой денег и похваляться ими — уже нельзя. Чуть покажешь богатство, и ты уже беззащитен перед преступниками.

Показателем буржуазного общества является власть капитала. Березовский, например, велик лишь до того момента, пока его не щелкнули по носу. Он прет в зампреды СБ, что казалось бы бизнесмену уж совсем ни к чему. Национальный капитал давно бы нашел на эту должность порядочного и преданного стране профессионала. А тут должность отдается для проведения каких-то коммерческих проектов, которые иным путем не пропихнешь.

Сегодня слишком сложны нормальные пути зарабатывания денег. Поэтому банкир, который отлучен от бюджетных денег, разоряется. Если каждый полгода меняются налоги, работать нормально невозможно. Национальная буржуазия даже против этого безобразия не может консолидироваться!