Ельцинизм с нечеловеческим лицом

Ельцинизм с нечеловеческим лицом

Ситуацию в стране нетрудно определить по физиономическим достоинствам ее предводителя. По лицу Ельцина образца 1994–1999 гг. можно было видеть, что страна смертельно больна, что попраны самые элементарные нормы нравственности, но костюм власти по прежнему выглядит безукоризненно и демонстрирует высочайшее благосостояние облегаемого им тела. Опубликованная Ельциным декларация о доходах (см. комментарий А.Баранова, “Правда-5”, 03.06.97) — дополнительное подтверждение тому, что номенклатура одновременно бесится с жиру и уверяет граждан в том, что живет очень скромно.

Президентская супружеская пара, как свидетельствует из декларации, владеет собственностью без малого 1 млрд. 200 млн. рублей, а доход ЕБН в 1996 году составил 243 млн. рублей. Из этих цифр можно заключить, что в течение 6 лет президентства бедный Ельцин почти ничего не тратил, только накапливал. Если же вспомнить, что за этот срок зарплату ему приходилось поднимать неоднократно (инфляция, господа!), то и вовсе получается, что покупательная способность президента с годами сильно упала. Между тем, у Ельцина, по всей вероятности, были специальные поставщики, готовые себе в ущерб продавать президенту весьма недешевые товары. Так, личный “БМВ” Ельцина оценен в 12 тыс. долларов при реальной стоимости не ниже 20 тыс., личная дача площадью 452 кв. м. на участке в 4 га в престижном районе оценена в 200 тыс. долларов при реальной стоимости не менее нескольких миллионов долларов. По утверждению Ельцина его доходы составляются из зарплаты (на тот момент — 10 млн. рублей) и процентов по вкладу в Сбербанк, который является гонораром за книги. Выходит, что проценты в 1996 г. составили не менее 123 млн. рублей, что означает размещение вклада в размере никак не меньшем миллиарда рублей.

Благосостояние номенклатуры, по всей видимости, — один из главных показателей состояния страны. Скорее всего, рост его тождественен разорению народа. Это можно подтвердить цифрами и фактами, которые не допустят иных трактовок. Наглая ложь на счет стабилизации и даже некоторого оживления “капиталистического хозяйства” России без труда опровергается этими цифрами, которые можно взять напрямую из официальных справок и сводок.

Вот сравнение состояния на начало обвальных реформ начала 1992 со “стабилизацией”, обнаруженной Ельциным во время своей избирательной кампании в 1996 (справка депутатской группы “Напродовластие”, Госдума):

Валовой внутренний продукт упал в 1996 г. до уровня 50.7 % к уровню 1990 года, производительность труда снизилась до 56,9 %, реальная зарплата — до 41.2 %, покупательная способность на душу населения снизилась с 3,09 прожиточных минимума до 2,02, а пенсия до 0,99.

Отмена квотирования и лицензирования экспорта нефти привела к резкому скачку цен на нее на внутреннем рынке. За 1995 года рост цен на нефть для потребителя составил 2,5 раза, а в целом по топливу — в 2,9 раза. При этом цена бензина для российских автомобилистов оказалась в 1,92 раза дороже среднемировых.

Ценовый беспредел царил и в других сырьевых отраслях. Черные металлы в России оказались в 1.5–2 раза дороже, чем на мировом рынке, пропилен дороже на 67 %, никель — на 21 %, алюминий — на 10 %.

Ко всему этому добавилась проблема разведки новый месторождений. С 1993 года прирост разведанных запасов практически по всем видам минерального сырья (исключая уголь и железную руды) был ниже объемов добычи. При объеме добычи нефти в 1995 году в 307 млн. тонн разведка составила всего 191 млн. тонн.

В 1995 году продолжилось обрушение российской промышленности. Доля убыточных предприятий возросла на 7 %. Транспортные перевозки сократились на 12 % при росте тарифов в 2.5–3 раза.

В 1995 году собран самый низкий урожай зерна за последние 30 лет. Продукция пищевой промышленности сократилась на 9 %, легкой промышленности — на 31 %, машиностроения — на 10 %. (“Правда” 07.03.96). В 1996 г. продукция сельского хозяйства сократилась еще на 6 %, хотя казалось, что дальше сокращаться уже некуда.

При всех социальных и экологических бедах общемировые расходы на вооружение достигли 800 млрд. долларов в год, что соответствует половине доходов всего населения. США запланировали потратить в 1996 году по этой статье 267 млрд. долларов (примерно на четверть меньше прежнего). Это потому что военно-промышленный потенциал России упал с 80 % от потенциала США (в СССР) до 12 %. Америка сказала “демократам” “большое спасибо” и готова была кормить их мелкими подачками из сэкономленных сумм.

При всем при том, Россия вовсе не рассматривалась американцами в качестве дружественной страны, которую удалось переделать на свой лад. Поверженного соперника, скорее всего, постараются добить. Мешает этому только еще уцелевший кое-где ядерный щит.

В 1995 году продолжалась грабительская приватизация, доходная для ворья и иностранных авантюристов. Собственность сдавалась им за бесценок. К началу 1995 года 500 крупнейших предприятий России стоимостью в 200 млрд. долларов были проданы за 7.2 млрд. Аналитики оценили, что крупнейшие российские заводы (типа Уралмаша, Челябинского металлургического, Кировского механического, Челябинского тракторного) продавались по цене небольшой хлебопекарни или колбасного цеха. В результате было расхищено около триллиона долларов.

Приватизация была настолько “эффективной”, что госсобственность таяла буквально на глазах. Оказалось, например, что СССР владел за рубежом 29 тысячами объектов стоимостью в 120 млрд. $. Российская Федерация обнаружила, что у нее осталось всего 2,5 тыс. объектов стоимостью 2,5 млрд. $ (СГ 17.10.98). То есть 98 % нашей зарубежной собственности было просто разграблено беззастенчивым чиновничеством.

В 1996 году приватизация была практически завершена, 12.793 предприятия перешли в руки частных лиц. В 22 субъектах Федерации приватизировано более 98 % предприятий. В 1996 году от приватизации рассчитывали получить в бюджет 12,4 трлн. рублей, реально получили лишь 1.4 трлн. Оставшиеся у государства 30.5 тыс. предприятий и пакеты акций в 3 тыс. АО в 1996 году принесли доход всего в 120 млрд. рублей. (РФ № 8, 1997). Фактически при попустительстве властей в 1996 г. было завершено разворовывание национального достояния.

Ельцинисты порушили самые высокотехнологичные предприятия ВПК. К концу 1997 г. 80 % предприятий, конструкторских бюро, научных институтов ВПК были заморожены. Правительство представило в Думу бюджет на 1997 г., в котором доля финансирования гражданской науки оказалась всего 2.6 %, несмотря на то, что в законе ясно сказано: “не менее четырех процентов расходной части федерального бюджета”. Зато Россия стала источником интеллектуальных ресурсов для остального мира. Еще в конце 1994 года Служба внешней разведки докладывала, что объем закупленных Западом у России технологий таков, что НАТО учредила для их обработки целую программу. Результатом обработки станут, надо полагать, новые системы оружия, направленные против России.

В этом плане характерен такой пример.

В результате двух аварий при запусках разведывательных спутников находящийся на орбите “Космос-2320” остался без смены и вышел из строя. Россия потеряла последний разведывательный спутник оптико-электронной разведки и лишилась последней возможности контролировать соблюдение договора о сокращении стратегических вооружений. Что же касается фоторазведки, в которой у России было некоторое технологическое преимущество, то с лета 1996 г. Главное разведывательное управление приступило к продаже ЦРУ фотопленок из своего архива. (“Известия”, 15.11.96).

К этому добавим еще один факт.

Как выяснилось, подставные российские фирмы скупили у нашего правительства 37 % авиакосмического комплекса. Причем скупали самое лучшее — Тушинский машиностроительный завод (космические корабли “Буран”), Воронежское авиапредприятие (ИЛ-86), “Люлька-Сатурн” (космические двигатели), МНПК “Авионика” (системы управления военно-авиационной техникой), КБ “Аэросила”, авиационная корпорация “Рубин”, МПО им. Румянцева и т. д. 26 ведущих оборонных предприятий попали под полный или частичный контроль американской фирмы “Ник энд Корпорэйшн” (тоже, вероятно, подставной). Акции наших лучших предприятий российские чинуши спустили за бесценок — за 51.1 млн. долларов, а в США они были оценены в 54.5 млрд. долларов (РФ, № 3, 1997).

Программа приватизации на 1998 г. предусматривала продажу 35 % акций НПО “Автоматика” (системы наведения баллистических ракет подводных лодок, военные компьютерные системы); 25 % акций НПО “Геофизика” (разработка высокоточных систем управления крылатыми ракетами); 35 % акций завода “Авангард” (уникальные зенитные комплексы С-300); 25 % акций МАПО “МиГ” (уникальный истребитель-бомбардировщик Су-34); 35 % акций Новосибирского авиационного ПО и 35 % акций Рязанского приборного завода (база для производства многоцелевого истребителя Су-37, самолета XXI века); 25 % акций Нижнетагильского вагоностроительного завода им. Кирова (крупнейший в мире производитель танков). Причем продажу “блокирующих” пакетов акций планировалось осуществить по бросовым ценам (“Интерфакс-АиФ”, № 38–39, 1997).

Налицо государственное преступление, уже нанесшее чудовищный ущерб национальной безопасности. Кто за него ответит?

Посмотрим как “черономырдизация”, наступившая вслед за “гайдаровщиной”, отозвалось на социальном положении граждан, придавленных ельцинскими “реформами”.

К началу 90-х годов доля мирового дохода беднейших слоев населения уменьшилась с 5 до 1.4 %. Соотношения уровней доходов богатых и бедных увеличилась с 13:1 в 60-х годах до 60:1 в наши дни. Пятая часть жителей планеты использует 85 % всех благ и ресурсов, а 1.3 млрд. живут в беспросветной бедности. Около 700 миллионов постоянно недоедают. По прогнозу Всемирного банка, к концу столетия их число может возрасти еще на 200 млн. Рост этот, надо полагать, будет во многом за счет обнищания России (“Правда-5”, № 3, 1996).

В России 3 % богатейших граждан получают более 60 млн. рублей в месяц. Это “новые русские” Из них десять процентов имеют доход свыше 376 млн. Почти все богатеи с такими доходами живут в Москве. Слой состоятельных людей, доход которых составляет от 5 до 50 млн. рублей в месяц, — примерно 10–15 % населения (“Правда”, 06.01.96). Остальные — сплошная нищета, считающая рублишки до получки или месяцами ждущая, когда же им государство выплатит доги по зарплате. По данным Госкомстата в 1996 году соотношение доходов 20 % самых богатых и 20 % самых бедных составило 45 % к 6.5 % всех денежных доходов населения (РФ № 3, 1997). Поскольку значительная часть доходов богатых сегодня скрывается путем личного пользования имуществом предприятий, этот разрыв в реальности еще больше.

(“Правда” 07.02.96, EIR № 9, 1997)

По оценке всемирной организации здравоохранения, государство должно выделять на здравоохранение не менее 6 % валового продукта. При этом Западная Европа расходует 10 %, США — 13.5 %, а Россия — 1.5 %. Надо бы при этом еще учесть, что ВВП за время реформ похудел в 2 раза. Так что вспышки чумы, холеры и прочих забытых болезней для нас не должны быть неожиданностью.

В пересчете на душу населения расход на здравоохранение в США составляет около 3 тыс. долларов в год, в Западной Европе — 1–1.5 тыс. долларов, в России — менее 50 долларов. (“Правда России”, 25.01.96). Куда мы катимся заботами реформаторов?

Ниже мы приводим таблицу, демонстрирующую переход большинства граждан России к положению физического вымирания.

Потребление основных продуктов питания, кг/год на душу населения:

К этому мы добавим ежегодную убыль населения на миллион (русских — на миллион двести тысяч), три миллиона ежегодных абортов, распад 856 браков на 1000 заключенных браков (1995).

Итогом варварского отношения к гражданам России, изощренной формы геноцида, примененной ельцинистами, является снижения продолжительности жизни в 1995 году у мужчин — до 57 лет (1982 — 62 года), у женщин — до 71 года (1985 — 74 года).

Если в 50-е годы в России рождалось 2.8–2.9 млн. детей, то в 1993 — 1.38 млн., 1994 — 1.41 млн., в 1995 — около 1.4 млн. Если для нормального воспроизводства численности населения необходимо иметь коэффициент суммарной рождаемости на уровне 2.14-2.15, то в России он составил 1.4. Страна просто вымирала, особенно в русских областях. Из 37 миллионов детей России 25 млн. оказались больны. Что до этого ельцинистам?

Наука в прежней России была в почете. Циолковский на учительское жалование построил двухэтажный особняк и содержал большую семью. В 1957 году в СССР зарплата профессора в четыре раза превышала среднюю зарплату в промышленности. Потом номенклатура начала плодить свою бесталанную профессуру и прожрала достояние прежних лет. Соответственно упала и зарплата ученых и преподавателей, которым платили едва ли выше уровня физиологического выживания.

В 50-е годы у молодежи СССР специальными методиками замерялся коэффициент интеллектуальности. По этому коэффициенту наша страна разделили второе-третье место с Канадой, уступив только США. В 80-х годах мы откатились во третий десяток, в 1989 — на 52 месте (“Русский восток” декабрь 1996). А все потому что в 1950 мы тратили на образование 10 % национального дохода, в 1992 — 2.5 %.

Российская наука только в 1990–1994 гг. потеряла 650 тыс. ученых, лишившись 15 % профессоров, 10 % доцентов. Несколько десятков тысяч самых ценных для страны ученых выехало за рубеж и работает на благо других стран.

За 1991–1995 численность работающих в науке и научном обслуживании в Москве упала от 900 тыс. чел до 425 тыс. (“Обратная связь”. Москвичи о социальной сфере, бизнесе и правопорядке. № 12, Комитет по телекоммуникациям и средствам массовой информации правительства Москвы, 1996). При этом число докторов наук в науке сократилось в полтора раза, число кандидатов — почти в четыре раза. В 1995 году выпущено вдвое меньше аспирантов, чем в 1989. Кроме того, уровень диссертаций, фонтанирующий, скажем, из Академии госслужбы был просто катастрофическим. Там обслуживали скорее запросы номенклатуры, стремившейся добавить к своим регалиям еще и научные звания.

* * *

Растратив казну в политических баталиях, добившись сохранения в президентском кресле мощей Бориса Ельцина, номенклатура к концу 1996 года обнаружила, что даже продажа золотого запаса страны не дает возможности погасить долги по зарплате в размере 43 трлн. рублей и долги по пенсиям в размере 14 трлн. (“Правда”, 31.10.96).

Пенсионный Фонд оказался инструментом ворья и казнокрадов (“АиФ № 46, 1996). За 4-й квартал 1995 года и первое полугодие 1996 года ПФ “нерационально израсходовал” 667 млрд. рублей. Бесследно исчез из ПФ казенный автомобиль “Волга”, да еще на 8 млрд. компьютеров и прочего имущества. Задолжав пенсионерам 16 трлн. рублей, ПФ ведет строительство стоимостью 2 млн. долларов в Подмосковье и 16.6 млн. долларов в Москве.

Механизм казнокрадства здесь очень прост. ПФ и его отделения учреждают банки и превращают их в партнеров, прокручивая в своих банках деньги, предназначенные для выплаты пенсий. Например, ПФ перечислил учрежденному м самим Республиканскому социальному банку 384.7 млрд. рублей “не предусматривая получения какого-либо дохода”. А этот самый банк дает кредит АМО-банку под 2 % годовых, а через неделю занимает деньги у него же под 65 %.

В некоем АОЗТ “Гарант-Инвест” ПФ четыре года без всяких дивидендов хранились 500 тыс. долларов и 3 млн. рублей (положенных туда еще до взлета цен в 1992 г.). В Карелии за счет ПФ были приобретены квартиры 21 чиновнику Фонда. Несмотря на то, что ПФ имел своих 13 машин, за обслуживание еще 2-х платил полмиллиарда в год Управлению делами Президента РФ.

Поразительно, но ПФ оказался негосударственной структурой и на его чиновников не распространяются меры, применяемые к госслужащим, не предполагает ответственности за должностные преступления.

Весьма примечательна в плане близких, но еще не начавшихся следственных разбирательств фигура управделами Администрации президента П.П.Брородина, который оказался в центре внимания публики, когда стали известны масштабы затрат бюджетных денег на ремонт Кремля и правительственных зданий, а также возникли подозрения в коррупции при определении победителей тендера на выполнение этих работ.

В передаче “Подробности” (23.03.99) Бородин предстал в образе барина, которого зря потревожили по пустякам. На предположение о том, что именно от него исходит инициатива снятия Генерального прокурора Скуратова, начавшего распутывать дела о коррупции вокруг кремлевского ремонта, Бородин, не подбирая слов, высказался в том плане, что если бы ему понадобилось снять Генпрокурора, то никаких проблем с этим у него не было бы, ибо Совет Федерации полностью зависит от него — и обслуживание здания, и ремонт, и снабжение. Мол, с губернаторами всегда договорился бы.

Это, конечно же, наглость. Но совсем не наглость номенклатурного чиновника должна привлекать наше внимание, а масштабы его деятельности. Структура УД АП не только обслуживает и строит все ключевые государственные здания (на Бородина работают 150 личных подчиненных, 200 фирм и 100 тыс. работающих). УД проводит ежегодно до 4–5 тыс. “операций” по улучшению жилищных условий госчиновников, строит по 2000 квартир стоимостью 300–900 тыс. долларов каждая (в сумме — примерно на 1 миллиард долларов!). Один только ремонт Кремля обошелся нищей стране в 340 млн. долларов. При этом, как признался сам Бородин, в силу важности объектов, на одного работающего человека приходится десять наблюдающих за ним.

Получив такую кормушку, Бородин, естественно, души не чает в своем патроне, которому только и подчиняется. Он говорит о том, что Ельцин — порядочный человек, и вокруг него, якобы, работают только порядочные люди. Судя по приведенным цифрам, эти “порядочные люди” ежедневно и весьма энергично разоряют страну.

Страна подыхала, как забитый камнями мамонт, а чиновники, загнавшие ее в ловушку, жирели, обворовывая и без того тощий бюджет. В 1995–1996 гг. щедро финансировалось строительство жилья для чиновников: 215 млрд. рублей для Управделами президента (ранее выбивали средства под ремонт Кремля), 12 млрд. — для Минфина, 2,5 млрд. — для Миннаца, Минэкономики и Госкомстата, 4,5 млрд. — снова для Управделами, 19 млрд. — снова Миннацу и Минэкономики, 20 млрд. для Аппарата правительства… Бюджетными деньгами подкармливались нужные фирмы. Например, банк “Стратегия”, возглавляемый братом министра Уринсона. Именно через него финансировалось строительство дома со сметной стоимостью в 15 млн. долларов. (ОГ № 35, 1998).

А вот еще нераспутанный клубок, свалявшийся вокруг кириенковского министра сельского хозяйства В.Семенова, который появился в правительстве путем, в свое время использованным Гайдаром, — в результате набора на высшие посты всяких недоспециалистов. Вот и Семенов, всю жизнь проторчавший в номенклатурном совхозе “Белая дача” и обслуживавший барский стол ЦК КПСС, попал сразу на руководство аграрным сектором всей страны и пробыл там год.

Ладно бы, набрался человек опыта, как-нибудь и справился бы. Но за Семеновым тянулся шлейф люберецкой братвы, которая помогала ему “обувать” доверчивых предпринимателей. (Так, нам довелось беседовать с предпринимателем, которой обеспечил “Белой даче” выгодный контракт на поставку кирпича, но был оставлен без прибыли и разорен, да еще зверски избит, чтобы не повышал голоса.). Одно время Семенова даже охраняли 12 автоматчиков, послуживших веским аргументом в криминальных разборках. А еще Семенов намеревался бежать за границу, в случае обострения отношений с правоохранительными органами или бандитами. Заблаговременно он переправил дочку в Канаду (якобы в бесплатный колледж!), сам подал документы для оформления вида на жительство. Да тут подоспело назначение в правительство — стал Семенов недосягаем ни для бандитов, ни для милиции, ни для обманутых им людей. Кстати, в процессе приватизации “Белой дачи” Семенов получил 0,25 % акций, а потом сумел довести свой пакет до 20,5 % (КП 06.03.99).

Коль скоро у нас не берут под белы руки таких персон, как Бородин или Семенов (а также десятки им подобных), как должны вести себя менее осторожные, менее умные, более склонные к риску чиновники рангом пониже? А вот так, как ведут — выметают богатства страны “под ноль”. И все-таки, если первую категорию номенклатуры режим не дает рассаживать по камерам, то “середнячков” иногда щиплет.

Например, в августе 1995 года был арестован замминистра ВЭС Андрей Догаев, причастный к контрабанде в 1992 году медного лома на сумму 300 тыс. долларов, а также к деятельности фирмы “Балкар-Трейдинг”, только за весну 1994 г. прокачавшей 2,5 млн. тонн нефти на сумму 100 млн. долларов, которая пошла на избирательную кампанию будущего президента Украины Леонида Кучмы. Через месяц был арестован глава фирмы Петр Янчев. В феврале 1996 г. был задержан по подозрению в получении взятки бывший и.о. Генпрокурора Ильюшенко, связанный с фирмой “Балкар-Трейдинг” деловыми и семейными узами (“Новая газета”, № 30, 1996).

Чего не может номенклатура, хотя и хочет иногда, так это остановить криминальный беспредел, ужасный рост тяжких преступлений. Ведь и номенклатурщикам иногда приходится ходить по улицам.

Тем временем, война уголовщины против народа достигла угрожающих масштабов. Каждый восемнадцать минут в России совершается убийство или покушение на убийство. За 1995 год правоохранительными органами взято в производство без малого 40 тыс. умышленных убийств. Ежегодно гибнут около 70 тысяч человек, большая часть которых становится жертвами преступлений. Почти 15 тысяч исчезают бесследно — поиски их родственниками и правоохранительными органами ни к чему не приводят. Закрыв глаза, можно представить себе эту гору трупов — апофеоз войны, которую номенклатура позволяет вести на территории России.

Наконец, как обстоят дела с теми, кто подирает за номенклатурным ворьем? Застуканного по мелочи, ожидает ужасная судьба.

По данным Общественного центра содействия реформе уголовного права количество заключенных на 100 тыс. населения находятся на таком уровне:

в начале ХХ века — в конце ХХ века

Россия 60 — 780

Австрия 100 — 53

Англия и Уэльс 53 — 72

Бельгия 167 — 35

Дания 67 — 47

Нидерланды 70 — 31

Норвегия 49 — 47

Франция 78 — 47

Швейцария 120 — 54

Налицо абсурдная система, в которой при уровне преступности в 3–8 раз ниже, чем в развитых странах, количество заключенных на 100 тыс. населения несообразно велико. Расходы же на содержание мест заключения равны расходам на здравоохранение. И это при жуткой антисанитарии и продовольственных пайках, вызывающих в тюрьмах повальную завшивленность, туберкулез и дистрофию.

За сто лет количество убийств в мире возросло в 13 раз, в России — всего в два с половиной раза. Зато средний срок наказания в виде лишения свободы за это время возрос с 2-х месяцев до 5-ти лет. Если в 1917 году 2/3 заключенных содержалось в отдельных камерах, то сейчас большинство заключенных содержится в камерах на 15–20 человек с нарушением всяческих санитарных норм.

К 1992 году 15 % (16 млн.) взрослого населения России прошли через тюрьмы и лагеря, за три последующих года было арестовано еще 1.6 млн. человек. Тенденция сохраняется.

Выходит, арестовывают не тех. Если б начать с Кремля, то может быть и не пришлось бы забивать тюремные камеры до отказа.

* * *

Концентрированный итог деятельности Ельцина и его соратников был подведен в попытках начать процесс импичмента, который Госдума готовила несколько месяцев и с позором провалила в мая 1999.

Вот вкратце обвинения, которые специальная думская комиссия сформулировала в адрес Ельцина:

Организация заговора с целью захвата государственной власти, выразившаяся в заключении вопреки действующему законодательству и воле народа, выраженной на референдуме 17 марта 1991 года Беловежских соглашений, повлекших за собой расчленение страны. Соучастие в этом процессе других высших должностных лиц и, в частности Верховного Совета РСФСР, ничуть не умаляет вины самого Б.Ельцина.

Организация по сговору с другими лицами насильственного захвата власти в сентябре-октябре 1993 г., сопровождавшееся грубым попранием Конституции и гибелью сотен людей. Налицо заговор с целью захвата власти, превышение служебных полномочий с применением оружия и умышленные убийства при отягощающих обстоятельствах.

Грубое превышение должностных полномочий при принятии решения о применении вооруженных сил на территории Чечни, повлекший за собой гибель сотен тысяч людей и тяжелые последствия для населения и для международного престижа страны. Необходимость подавления бандформирований, захвативших власть в республике никоим образом не оправдывает произвол и применение негодных методов такого подавления. Тем более, что применению вооруженной силы предшествовал период явного пособничества бандитам, безнаказанно попиравшим права граждан и российский суверенитет в 1991–1994 гг.

Государственная измена, выразившаяся в политике, направленной на удовлетворение геополитических интересов США и нанесении тяжелого ущерба национальной безопасности России. Российская армия фактически разрушена. В общевойсковых соединениях насчитывается всего 12 полков постоянной боевой готовности, в вооружениях преобладают устаревшие образцы, в ВВС исправными являются только 55 % боевых самолетов, в ВМС 75 % стратегических подводных крейсеров требуют немедленного ремонта, моральный дух армии разрушен безденежьем и отсутствием смысла службы.

Геноцид российского народа, выразившийся в целенаправленной и корыстной политике резкого ухудшения условий жизни большинства граждан ради создания привилегированного слоя крупных собственников, служащих опорой режиму. Результатом геноцида стало сокращение в 1991–1997 гг. численности населения РФ на 4,2 млн. человек и необратимые процессы, приводящие к 2015 году к сокращению населения еще на 8,6 млн. человек. Россия вымирает под пятой античеловеческого режима в муках и позоре: реальные доходы населения в течение всего периода правления Б.Ельцина падают, госаппарат всячески способствует деятельности преступных финансовых и олигархических группировок (вспомним ограбление населения в результате либерализации цен в 1992, расхищение общенародной собственности во время приватизации, разрешенное воровство десятков фирм-”пирамид”, изъятие сбережений населения после августа 1998).

Обсуждение выдвинутых обвинений достаточно ясно выявило позицию ведущих политических сил.

Фракция НДР не только резко выступила против каких-либо попыток отрешить Б.Ельцина от должности, но фактически выполнила работу администрации президента — подготовила развернутые возражения, суть которых сводится к объявлению выдвинутых претензий юридической несостоятельными и противоречащими народному волеизъявлению на выборах 1991–1996 гг. Даже блестящая речь лидера фракции В.Рыжкова, попытавшегося перед голосованием приобщить к ельцинизму фракцию КПРФ (что было вполне справедливо в любой другой обстановке), никак не оправдала заступничество, противное подавляющему большинству населения, включая даже антикоммунистов.

Фракция “Яблоко” (в особенности ее представители в Комиссии, выступившие с особым мнением по каждому пункту) признала в целом выводы Комиссии, но отказывалась видеть возможность юридических следствий из этих выводов. “Яблоко” ставило лишь вопрос о политической ответственности Б.Ельцина, полагая, что в его действиях нет состава уголовного преступления. Фракция яблочников голосовала только за пункт обвинений по Чечне, да и то не в связи с виной Ельцина за проигранную войну, а в связи с тем, что боевиков начали бить “не по закону”.

Наиболее вычурной была позиция руководства КПРФ, которое использовало работу Комиссии в качестве политического аргумента в политическом торге. С одной стороны, лидеры КПРФ в ущерб целенаправленной работе на результат все время срывались на ругань (которая, как известно, “на вороте не виснет”), с другой — проявляли чудеса иезуитской изворотливости, дабы в рамках посиделок во имя согласия между властями выторговать для своих правительственных ставленников особые полномочия.

С декабря 1998 года работа Комиссии намеренно затягивалась, коммунисты все время ждали особо удобных условий для себя. И дождались. Выгодными условиями для коммунистической фракции оказались такие, при которых импичмент не прошел, но голосов за него удалось набрать много.

Такое положение оказалось по душе и Лужкову, который несколько раз для разный аудиторий многозначительно повторил: “Импичмент не прошел, но оценка состоялась. И об этом власти нужно задуматься”. Вероятно и сам Лужков задумался о своей ответственности за активное соучастие в разорении страны.

* * *

Приведенные выше цифры и факты — прямое свидетельство преступлений ельцинского режима. Номенклатура, сменив коммунистическую маску, продолжала уничтожение собственного народа.

Говорят, что на вопрос о том, можно ли построить социализм на практике, канцлер Германской империи Бисмарк ответил: можно, но делать это надо в стране, которую не жалко. В России конца XX столетия осуществлялся процесс, который в своих главных чертах был попыткой строительства иной, чем социализм, социально-экономической системы. Обычно ее называют капитализмом. Делается этот новый строй такими методами, что ответ железного канцлера невольно переносится и на сегодняшнюю российскую действительность. Капитализм, оказывается, в современную эпоху тоже можно построить. Но опять-таки в стране, которую не жалко.

И все-таки к концу эпохи ельцинизма возникло то почти неуловимое ощущение перемен, которое почувствовали почти все. Мздоимцы и проходимцы, наперсточники и ворье, казнокрады и предатели, вампиры и врали — все зашевелились, завозились в ставших неуютными креслах. Они почуяли беду, опасную близость расплаты… Нам бы не хотелось обмануть их ожидания.

Палача сюда!