Миазмы политического трупа

Миазмы политического трупа

Третий номер “Собрания законодательства Российской Федерации” проинформировал об Указе г-на Ельцина, изданного 15 января т1998 года за № 15: “В связи с обращением Президента Республики Татарстан принять предложение Управления делами Президента Российской Федерации о безвозмездной передаче в собственность Республики Татарстан загородного хозяйства “Истра” (посёлок Петрово-Дальнее Красногорского района Московской области), находящегося в ведении Управления делами Президента Российской Федерации. Правительству Российской Федерации оформить передачу указанного загородного хозяйства в установленном порядке” (курсив наш).

За этим лаконичным и, казалось бы, малозначительным фактом в действительности скрываются весьма серьёзные обстоятельства. Речь не идёт только лишь о нескольких десятках гектаров подмосковной земли, которая оказывается в собственности одной из сепаратистских региональных группировок (хотя и это немаловажно). Проблема в другом. В природе власти, существующей в стране, в политическом режиме, олицетворением которого являются герои этого пресловутого указа — гг. Ельцин и Шаймиев.

Определимся для начала с предметом “безвозмездной передачи”. Что это — имущество, вещи, неимущественные права, предприятие? Нет. Передано “загородное хозяйство”, то есть, надо полагать, Татарстану досталась некая совокупность земельных угодий, дворцов, особняков и построек, машин и инструмента, рабочего скота и… работающих в хозяйстве наёмные работников. Разве без рабочей силы мёртвые вещи что-либо значат? Они никому не нужны. Поэтому, если к “хозяйству” приписаны ещё и жилые дома с огородами, даже если они, так сказать, частные, то “переданы” и эти дома, а заодно и те, кто в них живёт.

Передано “хозяйство”. Но что можно называть хозяйством в наше время?

Конечно же, это не сельскохозяйственное предприятие, вроде колхоза или совхоза. Эти категории принадлежат ушедшей эпохе. Вряд ли “загородное хозяйство” можно отнести и к предприятию. Предприятием согласно ст. 132 Гражданского кодекса следует считать “имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности”. А в Петрово-Дальнем, как и по всему Рублёвскому шоссе, предпринимательства не сыскать днём с огнём. Там отдыхают и блаженствуют сильные мира сего.

В законах нет юридических лиц типа “хозяйство”. Закон использует иные правовые термины — производственный кооператив, хозяйственное товарищество либо общество, унитарное предприятие, но отнюдь не “хозяйство”. Значит, с юридической точки зрения, г-н Ельцин передал в “собственность Татарстана” то, “чего не может быть”. А раз так, то это “нечто”, не имеющее правовой определённости, “передать” г-ну Шаймиеву — президенту республики Татарстан — невозможно, если конечно же не следовать лозунгу феодального высокомерия: “государство — это я”. Тем не менее, нечто по имени “хозяйство” предписано “передать”.

Что подразумевает закон под этим термином, обозначающим обязательство? Существует ли вообще такой вид обязательства?

Если обратиться к всё тому же ГК, то окажется, что в нём этого “вида обязательства” нет. Даже если термин “хозяйство” является всего лишь неким синонимом “юридического лица”, им можно было бы распорядиться. Но распоряжение над ним могло произойти не иначе как в предписанных законом формах. Его можно было бы, не нарушая закона, продать, заложить, арендовать, в конце концов даже “ликвидировать”, но не совершить над ним акт “передачи”. Ибо в гражданско-правовом смысле никто не имеет права совершать над тем или иным объектом, независимо от того, в какой форме он существует и кому принадлежит, действия, не предусмотренного законом. Следовательно, г-н Ельцин в качестве должностного лица учинил действие, которое не могло быть официально совершено.

Теперь пришёл черёд заняться полномочиями президента. Вправе ли Президент осуществлять по отношению к федеральной собственности правомочия собственника (а дело может идти именно о собственности такого рода)? Может ли он, к примеру, распорядиться продать завод, потратить бюджетные деньги, чтобы купить порт или причал, обменять один корабль на другой, подарить или “передать” хозяйство? На все эти вопросы, под каким бы соусом они ни подавались, существует только один ответ: “Конечно же, нет!” Таких полномочий у президента как должностного лица нет и не может быть. Почему? Потому что даже в своей резиденции или на даче он не хозяин, а квартирант, чей срок проживания в лучшем случае — восемь лет. Даже Император Всероссийский, при заполнении листа переписи 1897 года назвавший себя “хозяином земли Русской”, и тот не был в состоянии совершить такие сделки. Он являлся собственником лишь в отношении имущества, принадлежащего лично ему.

Чем, в таком случае, может распоряжаться президент? Одними лишь государственными денежными суммами, выделенными на его содержание в законе о федеральном бюджете и, следовательно, переданными в его распоряжение. Обычно это называется цивильным листом. И только.

Таким образом, в качестве президента г-н Ельцин может делать только то, что прямо записано в Конституции или в соответствующих законах. Он глава государства, но не его собственник. Он верховный главнокомандующий, но он не может демобилизовать армию. Он вправе назначать или увольнять министров, но не в его власти принять решения об изменении правового статуса хотя бы одного предприятия, даже если оно имеет статус унитарного или казённого. Президент имеет право подписать или не подписать закон, но ему не позволено нарушить хотя бы одну строчку из тех законов, которые им самим подписаны.

Поставим вопрос иначе. Быть может, если президент не обладает полномочиями собственника в отношении федеральной собственности, ею может распорядиться правительство РФ? Именно правительству г-н Ельцин поручил “оформить передачу” хозяйства “Истра” в “собственность Татарстана”. Ничего подобного. Правительству согласно Конституции (ст. 114) и закону о Правительстве (ст.14) принадлежит лишь право “осуществлять управление федеральной собственностью”. Оно может передать то или иное федеральное имущество из сферы управления одного министерства в другое, но оно не может его продать или подарить, разрушить или “ликвидировать”. Значит, оно не вправе решать вопросы, которые принадлежат собственнику.

Кому же, в таком случае, принадлежит право распоряжаться федеральной собственностью, когда речь идёт об имуществе? Ответ на этот вопрос содержится в ст. 125 Гражданского кодекса. От имени РФ (подчеркнём, не своим именем, а именем Российской Федерации) приобретать и осуществлять имущественные права и обязанности вправе лишь органы государственной власти — “в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов”.

Здесь мы вынуждены остановиться. Из-за неряшливости законодательства, которое не даёт возможности понять, какие из ныне существующих властных органов соответствуют статусу “органов государственной власти”, а какие таковыми не являются. По крайней мере из текста Конституции (ст. 71) следует, что “федеральные органы государственной власти” и “федеральные органы исполнительной власти” — не одно и то же. Если это так, то даже министерства и ведомства не могут наделяться правом распоряжаться государственной собственностью. Они могут ею только оперативно управлять.

Как же в таком случае можно, соблюдая общие принципы права, распорядиться государственной собственностью? По всей видимости такие распорядительные акции можно оформлять лишь согласно разовым федеральным законам (парламент и президент представляют интересы собственника — нации в целом), инициированным Правительством РФ (управляющим).

Если предмет, которым распорядился г-н Ельцин — не имеет надлежащей правовой формы, если само распорядительное действие не находится в системе правового регулирования, если распорядитель не обладает правом на действие, которое он совершает, занимая государственную должность, как это следует называть? С точки зрения уголовного права данное деяние недвусмысленно относится к преступлению. Чиновник, какую бы должность он ни занимал, если он превышает свои полномочия или злоупотребляет ими, он преступник, которым должна заняться уголовная юстиция.

Какие деяния могут быть инкриминированы участникам “передачи” федеральной собственности в “татарскую”? В области преступлений против собственности: мошенничество (ст. 159), присвоение или растрата (ст. 160), даже грабёж (ст. 161). Преступления против государственной власти: злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285), их превышение (ст. 286) и присвоение (ст. 288). Такой вот букет вырастает из только одного президентского указа.

Однако г-н Ельцин может продолжать свою деятельность по разделу РФ на множество “хозяйств” и их “безвозмездной передаче” в собственность своим многочисленным друзьям и приятелям. Народ, проголосовавший за Конституцию, предложенную в декабре 1993 всё тем же г-ном Ельциным, бережёт своего “всенародно избранного”. Во-первых, он “обладает неприкосновенностью” (ст. 91), а во-вторых, никому, кроме Бога, неподсуден (ст. 93). Следовательно, уголовная сторона, при всей её очевидности, должна быть, хотя бы на время, предана забвению. Она неактуальна.

А вот социально-экономическая сторона открывается в самом неприглядном виде. Созданный в результате “великой демократической реформы” строй оказался новым изданием грубо-примитивного феодализма, переполненного, как ему и положено, откровенным произволом, абсолютизмом. Тех, кого официально именуют на иностранный манер президентами, в действительности приобрели права владетельных особ, которые в своих вотчинах могут делать всё, что им угодно.

Одаривать землями, имуществом, деньгами, даже людьми фаворитов и приближённых. Отнимать и то, и другое, и третье, если их владельцы окажутся в опале. Сводить счёты и выяснять отношения со своими вассалами, не брезгуя ни применением наёмной армии, ни обменом подвластной территории между новоявленными удельными князьями. Разгонять неугодные парламенты, заключать в тюрьмы удачливых конкурентов, закрывать глаза на очевидные преступления, если их совершают “свои мэры, губернаторы или карманные президенты”. Не соблюдать ни одного закона, считая себя выше права и справедливости. И воровать, воровать, воровать без удержу и счёту, следуя известному девизу Людовика XV — после нас хоть потоп.

Крайне отрицательно относясь к тому, что на протяжении 10 лет исходит от г-на Ельцина, всё-таки, справедливости ради, надо помнить, что он отнюдь не первый, что у него есть предшественники, его “товарищи по партии”. Сразу же после того, как произошёл Октябрьский переворот, Ульянов-Ленин предоставлял направо и налево “независимость” княжествам, царствам и губерниям, находившимся в составе России, предполагая, что со дня на день наступит мировая революция, которая сотрёт с лица земли всякие границы. Когда же проект “всемирной республики труда” пришлось положить под сукно, именно его настойчивости мы обязаны тем, что единая и неделимая страна Россия (которая с 1918 года официально называлась РСФСР) было растащена на восемь “этнических уделов” (социалистических советских республик) со своими правительствами, законами, компартиями и иными псевдогосударственными атрибутами.

Несколько позже Джугашвили-Сталин по причинам, которые находятся вне здравого смысла, отхватил большую часть территории ампутированной к тому времени РСФСР, произвольно оформив из неё пять “союзных республик” и дюжину “автономных”, создавая на воссоединённых землях новые “союзные республики”, закладывая тем самым под национальное и территориальное единство тысячелетнего государства мины необыкновенной разрушительной силы.

Хрущёв, в свою очередь, начал свою карьеру премьера тем, что отказался от части территорий, находящихся во владении России, в пользу Китая и Финляндии, а затем стал передавать целые области из одной “союзной республики” в другую, нисколько не заботясь о последствиях. Один Крым, которым распорядились, словно вещью, чего стоит!

Шесть лет Горбачева у кормила власти — непрерывная цепь предательств переродившейся и выродившейся партийной номенклатуры. Она разложилась до такой степени, что изменила всем национально-государственным интересам страны. Вряд ли в мировой истории можно найти хотя бы подобие столь очевидной, сознательной измены на таком уровне. Изменниками оказались главы республик, высшие партийные чины, министры, генералитет, парламент страны и парламенты республик.

На счету г-на Ельцина подвигов такого рода нисколько не меньше. Беловежский сговор — не импровизация, как пытаются представить дело теперь его клевреты. Ему предшествовали, к примеру, сердечные соглашения с этношовинистами Прибалтики в 1990–1991 годах — задолго до ГКЧП. Затем юридическое уничтожение территориального единства РСФСР в марте 1992 под видом так называемого Федеративного договора, по которому Российскую Республику превратили в Российскую Федерацию, состоящую, якобы, из 89 “субъектов”, в которых созданы по 89 “элит”, президентов, парламентов, законодательств, а проще говоря — банд, каждая из которых готова разорвать Россию на мелкие части и пустить каждую из частей в распыл: не своё, не жалко, на их век хватит!

* * *

День 29 января 1998 года должен войти красной строкой в анналы отечественной экономической мысли. Речь идет о признании не соответствующими Конституции любых норм права, где установлено какое-либо различие между наличным или безналичным рублём.

В “Российской газете” опубликовано официальное письмо Б.Н.Ельцина палатам Федерального собрания, в котором президент сообщает, что он отклонил один из принятых законов, и предъявляет “городу и миру” соответствующие аргументы. Причина, побудившая г-на Ельцина высказаться столь радикально, состоит в том, что в принятом законе, относящимся к изменению установленного ранее налога на “покупку иностранных денежных знаков и платёжных документов, выраженных в иностранной валюте”, предусматривается налогообложение только тех операций по покупке наличной иностранной валюты, которые оплачиваются наличными рублями.

Г-н Ельцин пишет: “Таким образом, устанавливается фактическое неравенство при осуществлении одних и тех же операций с использованием наличных и безналичных рублей. Неравенство же наличного и безналичного рубля по своей сути не соответствует смыслу статьи 75 Конституции Российской Федерации, установившей, что “денежной единицей в Российской Федерации является рубль”, и приводит к юридическому закреплению существования вместо единой “денежной единицы” двух “денежных единиц”, обладающих разной покупательной способностью”.

Таким образом, существовавший в течение многих десятилетий принцип деления отечественной валюты на наличную и безналичную, а также принцип придания им различного правового статуса, рухнул.

Гарант соблюдения Конституции 1993 года, лишь в этом качестве обладающий правом подписания или отклонения законов, принятых парламентом, Ельцин признал в принципе неконституционными любую норму права, административный акт, исполнительный приказ или практику деятельности органов власти, физических и юридических лиц, если они вводят или применяют различный режим для этих форм “российского рубля”. Более того, чтобы окончательно исключить любую возможность вольного толкования сказанного, а заодно демонстрируя тонкое знание вопроса, г-н Ельцин добавляет: “Кроме того, в результате предлагаемых Федеральным законом изменений, с одной стороны, юридические лица освобождаются от уплаты налога при покупке наличной иностранной валюты (если покупка осуществляется за безналичные рубли) и при получении наличной валюты в погашение депозитов, открытых в рублях, что сокращает налогооблагаемую базу, а с другой стороны, увеличивается ставка налога при тех же операциях, осуществляемых в основном физическими лицами. То есть фактически увеличение налога перекладывается на плечи граждан, при этом крупнейшие продавцы и покупатели наличной валюты — юридические лица освобождаются от налога при оплате наличной валюты безналичными рублями”.

Из текста следует, что признано недопустимым не только делать какую-либо разницу между наличной и безналичной формами национальной валюты, но и между физическими и юридическими лицами, которые ею пользуются. Правовой режим различных видов и форм валют не может быть различным ни при каких обстоятельств.

Налицо ещё один переворот в стране — на этот раз в денежно-валютных отношениях. В результате не могут применяться никакие указы президента, постановления правительства, приказы и инструкции министерств и ведомств, судебные решения, в которых прямо или косвенно устанавливаются ограничения или преимущества в отношении оборота рубля, в зависимости от того, имеют они наличную или безналичную форму.

Что, спрашивается, следует из этого?

Отныне никто не может отказать в приёме или отправлении платежа только на том основании, что не соблюдена предписанная “неконституционными указами, постановлениями и инструкциями” формы, в которых платёж выражен. Стало быть, физические и юридические лица правомочны самостоятельно определять форму оплаты. Недопустимы предписания, как это делалось до сих пор, чтобы юридические лица (предприятия, организации, учреждения) производили платёжные операции только в безналичной форме, а физические лица — преимущественно в наличной. Антиконституционны все правила, направленные на то, чтобы диктовать субъектам гражданского оборота обязательные формы, в которых может быть выражена национальная валюта. Лишаются юридической силы все указания, связанные с ограничениями на использование наличных рублей, когда дело идёт о оборотной или кассовой наличности.

Тем, кто имеет дело с практикой денежных расчётов, должно быть понятно, что произошло бы с финансовыми потоками в результате реализации объявленного переворота в денежно-финансовой сфере. Началась бы ожесточённая борьба между банками и фискальными службами, с одной стороны, и коммерческими группировками — с другой. Первые должны были бы протестовать и игнорировать, вторые — настаивать на неукоснительном исполнении.

Слава Богу, всех этих безобразий не состоялось. Но мы должны заметить, что имеем дело не с мнением какого-нибудь недалекого должностного лица, а с позицией “гаранта Конституции”. Сколько же дури должно быть у этого “гаранта”, чтобы городить нелепицы, от которых одно средство — сделать вид, что их на свете просто не существует и продолжать жить по-старому.

* * *

В правительственной “Российской газете” 31 января 1998 появился текст заключения Б.Н.Ельцина, в котором отклоняется разработанный в Государственной Думе законопроект “О выплате пени в связи с нарушением сроков выплаты заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и других социальных выплат”.

Что Кремль вне всякого сомнения не будет ни инициировать, ни поддерживать, ни тем более подписывать подобные законы, в этом не было никаких сомнений. Социальная доктрина “партии власти”, получившей большинство на последних президентских выборах, состояла в том, чтобы до предела минимизировать роль государственных институтов, в том числе законов.

После того, как большую часть рабочих мест приватизировали и передали в частную собственность, а цены оказались брошенными на произвол судьбы и вознеслись “главою непокорной выше Александрийского столпа”, увеличившись примерно в 10000 раз, кризис денежного оборота и массовая задержка на месяцы и годы всех видов социальных выплат — явление неизбежное. Так как стоимость основного капитала в номинальном отношении многократно возросла, а накопленные за десятилетия в отраслях реальной экономики оборотные средства превратились в прах, промышленность была поставлена на колени и оказалась в финансовой кабале созданных президентом процентщиков — Березовских, Гусинских, Смоленских и иже с ними.

Впрочем, все это не было Божьей карой. Безобразия были осуществлены планомерно, последовательно и целеустремлённо. Превратить 90 % населения РФ в нищих, поставить и их на колени в грязь, придавить угрозой реального голода, создать армию безработных, заставить десятки миллионов унижаться и просить, как величайшую милость, подаяние всё у тех же Смоленских, Гусинских, Березовских и иже с ними — сладкая мечта номенклатуры, превратившейся в слой скоробогачей.

Вот только в чём нельзя упрекнуть “всенародноизбранного”, так это в обмане. О том, что все лишатся личных денег, что общенародный характер собственности на средства производства будет ликвидирован, что вместо реального богатства каждому будет вручена бумажка на предъявителя с непонятным названием “ваучер”, что безработным окажется каждый пятый, что предприятия остановятся и окажутся грудой никому не нужного металла — обо всём этом страна была предупреждена ещё в 1991 году. Но все почему-то были уверены, что при разделе страны и собственности каждому достанется жирный кусок — равная доля богатства, разделенного на всех. Голосами рабочих и крестьян, пенсионеров и домохозяек был избран именно г-н Ельцин. К тому же народ одобрил его страсть к разрушениям на референдуме в апреле 1993 — он согласился на его самовластное правление. Этот же народ дал ход его проекту Конституции на референдуме в декабре 1993. Наконец, все тот же, но уже основательно помордованный, народ летом 1996 вновь избрал Ельцина себе в президенты.

Теперь, когда из горькой чаши “реформ”, казалось бы испито всё, цель реформаторов близка, как никогда, а в Думе, этом скопище политического разврата, возникают сомнительного свойства законопрожекты, которых даже рассматривать неприятно, появляется инициатива, чтобы в какой-то мере стимулировать своевременную выплату заработанного, начисленного, назначенного. Так нет же, г-н Ельцин проявляет непреклонность истового либерального реформатора!

Вот как объясняется невозможность установления штрафных платежей за задержку выплаты зарплаты: “В проекте федерального закона не учитываются особенности формирования фондов оплаты труда в организациях, финансируемых за счёт средств соответствующих бюджетов, например федерального. Задержка поступлений средств из федерального бюджета, несомненно, повлечёт за собой задержку выплаты заработной платы работникам конкретной организации, финансируемой из данного источника, однако в таком случае вины самой организации в этом нет. Следовательно, выплата пени… может быть произведена только из средств федерального бюджета. А это означает, что при отсутствии в федеральном бюджете на соответствующий финансовый год средств на указанные цели выплата пени будет производиться за счёт сокращения расходов по другим статьям расходной части бюджета, что в свою очередь может негативно сказаться на реализации тех или иных социальных программ”.

А вот аргументы, по которым можно не выплачивать пенсии и пособия: “Средства, расходуемые на пенсионное обеспечение…, аккумулируются в Пенсионном фонде РФ, при этом сами пенсии назначаются соответствующими органами исполнительной власти, а их выплата производится предприятиями связи либо отделениями Сбербанка РФ. При этом задержки выплаты пенсий возникают зачастую в результате решений о повышении размеров пенсий без учёта реальных возможностей Пенсионного фонда”.

Наконец, дана причина, из-за которой отфутболиваются санкции за несвоевременную выплату пособий. Этим занимается ещё одна контора — Фонд социального страхования, но он и вовсе ни при чём: “Нарушение выплаты пособий может возникнуть только по причине отсутствия у страхователя достаточных сумм страховых взносов, формируемых из средств, идущих на оплату труда, то есть не по вине организации (которая производит выплаты пособия)”.

Итак, куда ни кинь, везде солидные обстоятельства, благодаря которым штрафовать некого и не за что.

Незадолго до смерти, столкнувшись с невероятным бюрократизмом им же самим созданного госаппарата, В.И.Ульянов-Ленин произнёс запомнившуюся фразу: “Формально правильно, а по существу издевательство”, И потребовал у своих помощников наказания виновных. В нашем случае издевательство остаётся, но “формально правильным” даже не пахнет.

Посмотрим на проблему с точки зрения одного только права. Работник, состоящий с работодателем в отношения трудового договора, должен добросовестно выполнять свои обязанности, А каковы обязанности работодателя перед работником? Своевременно выплачивать зарплату! При нарушении этих условий должны следовать санкции. Если виноват работник, его можно уволить, если виноват работодатель — он должен выплатить компенсации. При этом работнику всё равно, из-за чего нет выплат. За это должна отвечать администрация организации. Казалось бы, всё ясно. Но г-н Ельцин предлагает считать трудовой договор не двусторонней, а односторонней сделкой — обязанности возникают только у работника. Что же касается администрации, то ей выписана индульгенция. Раз источником является бюджет — с него взятки гладки. Государство не считает нужным нести никаких обязательств по своевременности платежей, снимая одновременно любые формы ответственности и с организаций, если они выполняют не частные, а государственные заказы.

Таким образом, в письме г-на Ельцина содержится ещё один важный намёк: предприятиям реального сектора экономики дают понять, чтобы они перестали заключать подряды на выполнение заказов, финансируемых из средств бюджета. Для иностранцев или частных заказчиков — в первую очередь, заказы же на нужды собственного государства — никогда и ни за какие коврижки. Такова суть политики “реформаторов” — и молодых, и тех, из кого сыпется песок.

Смехотворна причина невыплаты пенсий — их уровень слишком (подумать только!) высок. Пенсии перестают платить, так как некие злоумышленники “повышают их размеры”, а Пенсионный фонд не располагает необходимым количеством банкнот. “Нас должно быть меньше”, - говорил в таких случаях ранний Жванецкий.

Г-н Ельцин почему-то считает, что при временном отсутствии средств в Пенсионном фонде он не в состоянии воспользоваться льготным кредитом Госбанка или обеспечить выплаты пенсий за счёт эмиссии. Если следовать за логикой президента, избранного, кстати, именно голосами пенсионеров, если в этом фонде не окажется средств, пенсионеры вообще должны скопом “заставить себя уважать” по причине голодной смерти. Конечно, зачем им тогда какие-то “пени”!

При таких взглядах президента на зарплату и пенсии вспоминать ещё и необходимость ответственности за несвоевременные выплаты социальных пособий даже неприлично. Зато очень даже вовремя и жестко собираются штрафы и пени, которые нещадно дерут с граждан, если они, канальи, посмеют не вовремя оплатить, к примеру, какой-нибудь коммунальный платёж. Попробуйте задержать оплату телефона — тут же он будет отключен, и придётся оплачивать “будто бы” его новую установку.

Так как за г-на Ельцина и его “социальную политику” активно проголосовало (придя на избирательные участки) 40 и пассивно (оставшись дома) 35 миллионов человек, поделать ничего нельзя. Снявши голову, по волосам не плачут. Поэтому, завершая наш реквием, воспользуемся словами г-на Ельцина: “Учитывая изложенное, предлагаю снять проект федерального закона с рассмотрения”. И добавим: “Снять с повестки дня все жалобы, охи и вздохи те, кто на свою голову выбрал такого президента и до сих пор позволяет ему измываться над собой”. Аминь.

* * *

В начале своей политической карьеры Ельцин всячески кичился близостью к народу — демонстративно проехал две остановки на трамвае, продемонстрировал журналистам ботинки фабрики “Скороход”, иногда обедал в рабочей столовой — и тем заслужил всенародную любовь. Ради чего он так мучался, для чего искал народной любви стало ясно довольно быстро. Оказалось — ради феноменальных по роскоши апартаментов, шикарных выездов, загородных вилл, но главное — ради возможности без счета тащить из казны для себя и своих ближних родственников.

Книжка “Записки президента”, создаваемая в поте лица приближенными к Кремлю журналистами, вышла кособокой и прибыли большой не принесла. За рубежом тиражи не расходились. На открытый счет поступило всего около 100 тыс. долларов. Но потом оказалось, что счет пополнился не весть откуда взявшимися 5 миллионами “зеленых”. Потом придворный олигарх купил для президента виллу в Ницце за 25 млн. долларов, дочке Тане понравилось коллекционировать платиновые часы, зятю отошел пополам с Борей Абрамовичем Березовским “Аэрофлот”, любимый глава администрации поделил с БАБом телекампанию ОРТ (КП 24.09.98) и т. п.

Последняя информация, ставшая известной, благодаря бывшему ельцинскому охраннику Коржакову, и озвученная любителем такого рода сенсаций депутатом В.Илюхиным, вызвала комментарий замглавы президентской администрации (по совместительству — любимца Лужкова и протеже Чубайса) Е.Савостьянова: “Что касается акций ОРТ, то здесь никакого криминала нет. Президенту передавались права на них только на срок исполнения им своих обязанностей. Можно сравнить эту передачу с получением служебного жилья. После ухода с госслужбы человек квартиру обязан сдать” (“Сегодня” 26.11.98).

Как сдают госквартиры чиновники мы знаем хотя бы по истории с чубайсовским протеже Беляевым. Но это не единственный случай присвоения. А ОРТ — просто один из наиболее ярких примеров. Это кладезь для получения незаконных доходов в течение всего периода “исполнения своих обязанностей”.

Нет, не сдаст Ельцин своему преемнику ни гроша. Все, что вычерпано им лично, его Семьей, его ближайшими и отдаленными соратниками, его сторонниками и просто ворьем — все это останется у них. На страже украденного у нашей страны и простоватого (и вороватого) народа будут стоять иные правительства и государства, в которых на десятки и сотни миллиардов долларов накуплено имущества, возникшего в результате организованного ельцинистами воровства.

Для нас может быть одно утешение — кого не успеем поймать, заклеймить плевком, кого поймаем — подвесим за гениталии для всеобщего одобрения. Можно еще пустить по следу особо шустрых расхитителей мастеров с ледорубами. Но это так — экзотика. В целом придется признать, что народ наелся ельцинизма вдосталь — вывернул свои карманы по доброй воле, сдался мерзавцам без сопротивления, стал предателями для своей страны. Ни жалеть, ни спасать этот сброд не стоит. Надо ждать, когда из этой кучи нечистот пробьется, наконец, расточек новой человеческой общности, которой можно будет без стыда присвоить звание “русская нация”.