Глава восьмая ЧУВСТВО ДОЛГА, ИЛИ ТРЕТИЙ НЕ ЛИШНИЙ

Глава восьмая

ЧУВСТВО ДОЛГА, ИЛИ ТРЕТИЙ НЕ ЛИШНИЙ

Вчера вечером в телефонном разговоре приятель пожаловался: начальник просит в долг пять тысяч долларов. Версия начальника такова: у него единственный шанс купить "за недорого" трехкомнатную квартиру (дальше — подробная история о возможном участии в долевом строительстве), не хватает пяти тысяч; а у Димы они лежат в банке и сейчас ему вроде бы не нужны. Разумеется, он даст своему подчиненному расписку и постарается как можно быстрее вернуть долг. В общем, от моего приятеля зависит семейное благополучие начальника, вынужденного с женой и двумя детьми ютиться в однокомнатной хрущевке.

Диме совершенно не "улыбалось" расстаться с накопленными за несколько лет деньгами: "Но как я ему откажу? Мы сидим в одном кабинете, видимся каждый день, он знает, что сейчас я эти деньги использовать не собирался. И получается, что из-за меня он не сможет решить свой жилищный вопрос…"

М-да, дурацкая ситуация. И вроде как он ждет моего совета-судя по тишине, повисшей в трубке. "Не давай, Дим. Расписка, по-моему, юридической силы особой не имеет. И что ты будешь делать, если он не вернет тебе деньги? И сколько времени он собирается их возвращать? А если тебе самому понадобятся? В конце концов, ты тоже планируешь через пару лет поменять квартиру, правильно?" Мне кажется, мои доводы в форме вопросов звучат убедительно. На всякий случай я добавляю в конце избитую фразу: "Хочешь испортить отношения — дай человеку в долг".

"Да, а что мне ему сказать? Что я ему не доверяю?!" — Дима, кажется, хочет, чтобы я прописала всю его роль: реплики, интонации, жесты. Пытаюсь представить, что ответил бы моему приятелю Курпатов — в конце концов, что я, зря с ним дружу, что ли?! Нет, не получается. "Дим, я перезвоню тебе завтра и скажу", — обещаю я и набираю номер психотерапевта.

Я хочу помочь Димке, потому что мне ужасно не нравится эта ситуация: начальник откровенно манипулирует своим сотрудником, переложив на подчиненного ответственность за собственную семью.

Но, если честно, проблема, с которой столкнулся Дима, для меня тоже не экзотика. Я не раз вынуждена была решать этот вопрос: давать — не давать, если отказать, то как, чтобы не обидеть человека, если просить в долг — то как, чтобы не поставить его в неловкое положение. Поэтому мне есть о чем поговорить с Андреем. И я приглашаю своего друга на пиццу в ресторан "Мама Рома" на Васильевском.

…Кажется, я мешаю доктору сосредоточиться на меню, потому что сама уже заказала пиццу с лососем и тирамиссу на десерт (здесь он очень нежный) и принялась весьма эмоционально рассказывать про Диминого начальника — в моем представлении настоящего урода. Курпатов слушает очень внимательно, но не торопится комментировать ситуацию. Ждет моих вопросов. Ладно, тогда начнем с теории.

— Андрюш, а вообще прилично брать деньги в долг? Может, надо накопить на то, что тебе нужно, и никого ни о чем не просить? Но, с другой стороны, копить можно очень долго — на квартиру, например. Вот я брала деньги у друзей, когда покупала квартиру, и потом — на ремонт. Мне показалось, что разумнее делать ремонт и параллельно зарабатывать, чтобы вернуть долги, чем оставить квартиру пустовать несколько лет, пока я накоплю необходимую сумму. Но я пахала тогда — страшно вспомнить!..

— Я тоже покупал квартиру в долг. Но были два обстоятельства. Во-первых, я не просил денег, мне их предложили мои друзья. А во-вторых, я знал не только то, что готов много работать, но и как именно заработаю эти деньги. Если уж ты повесил на себя долги, то нет больше ни дня, ни ночи, есть только работа. Я реально не спал, не отказывался ни от какой работы. Пожалуй, никогда столько не вкалывал в своей жизни, как в то время, когда отдавал взятые в долг деньги.

Наверное, пора бы уже спросить про Диму и его пять тысяч баксов. Но, честно говоря, про себя и свои проблемы говорить всегда увлекательнее. Каюсь, я — ужасная эгоистка, поэтому все-таки сначала мы с доктором договорим обо мне.

— Слушай, ну вот нам с тобой повезло: тебе предложили эти деньги, у меня была возможность попросить человека, который оказался искренне рад мне помочь, и эта просьба никак меня не унизила. Но многие сталкиваются с проблемой: как просить в долг, чтобы не поставить человека в дурацкое положение? Честно скажу: стараюсь в долг не брать, однако ведь всякое случается. Иногда речь идет о каких-то совсем смешных суммах, но я, например, начинаю оправдываться сразу и уверять, что отдам очень-очень скоро. Хотя у меня вполне приличная репутация, и ни у кого нет повода заподозрить меня в обмане.

— Ты сама ответила на вопрос. И это абсолютно правильная позиция — чтобы человек был счастлив оказать тебе помощь. Философ Мишель Монтень писал, что когда кто-то делает другу некий подарок, даритель является должником. Потому что даритель испытал истинное счастье от того, что помог близкому человеку, а тот всего лишь решил какую-то проблему с помощью этих денег.

Мне было бы значительно легче, если бы у моих близких друзей не было заморочек с деньгами и я мог бы одалживать им, не придумывая, как это сделать, раз у меня есть такая возможность. Так что вопрос, Шекия, не столько в том, как просить, сколько в том, к кому ты обращаешься со своей просьбой, кто будет твоим кредитором.

— То есть если я решилась обратиться к друзьям, то не должна заранее думать о них плохо, считать, что они мне не доверяют?

— Ну да. Ведь иначе получается, что ты заранее подразумеваешь, будто бы у них к тебе неискреннее отношение. Но если они твои настоящие друзья, им, я уверен, наоборот, в радость тебе помочь. А если у тебя таких друзей нет, надо брать в банке.

Знаете, почему еще я стараюсь как можно реже просить кого-то о финансовой помощи? Потому что понимаю очень простое правило: если я сегодня беру у человека деньги, значит, завтра должна не просто вернуть их, но и быть готовой ответить так же на его просьбу. Честно говоря, для меня это иногда сдерживающий фактор: я беру в долг только у тех, кому сама доверяю.

С другой стороны, я знаю людей, которые никогда никому ни при каких обстоятельствах не дают деньги в долг. Объяснение звучит почти убедительно: чтобы не портить отношения и не терять друзей. Но что-то меня в этом ответе смущает…

— Отношения между людьми — высшая ценность. И если вопрос долга может эти отношения каким-то образом испортить, то надо сделать все возможное, чтобы в долг не брать. Вообще весь цивилизованный западный мир живет по другому принципу: люди берут в банках кредиты под проценты. И это правильно, потому что в том случае, когда деньги передаются не через третьих лиц, они становятся разрушительной конструкцией. Есть существенная разница между тем, когда ты приобретаешь что-то в магазине, и когда ты покупаешь что-то у друга. Я знаю много примеров, когда люди покупали у друзей машины и после этого ссорились. Возникает огромное количество конфликтов и затаенных обид, когда дают в долг родственникам и друзьям.

Словом, если деньги проходят не через третьих лиц, а вращаются в пространстве двух человек — это всегда чревато. Поэтому нужно стремиться к развитию экономически зрелого общества и занимать у банков. Ведь наши отношения друг с другом гораздо сложнее, чем отношения банковской карточки и банкомата, где банкомат считал информацию и выдал наличность (ну или забрал ее, если это дебетовый банкомат). Отношения между людьми предполагают огромное количество нюансов: способность одного человека войти в положение другого, учесть его страхи и ожидания, его переживания, чувства, мысли — как к нему будут относиться, что подумают, как оценят и так далее. И на фоне "денежного вопроса" данные нюансы человеческих отношений сразу усиливаются, заостряются и начинают звучать как чудовищный какофонический оркестр.

— То есть в отношениях с деньгами третий не лишний?

— Именно. Поэтому, например, я считаю неправильной практику, когда пациенты платят непосредственно врачу, даже если речь идет об официальной коммерческой медицине. Врач начинает относиться к тебе не как к пациенту, а как к человеку, который приносит ему деньги. И ты по сути вводишь его в искушение, ведь получается, что ему выгодно, чтобы ты чаще к нему приходил — он больше тебя обследует, дольше лечит и, как результат, больше получает. Ты платишь, а это своеобразное поглаживание, что провоцирует человека на продолжение контакта. Вот почему это обязательно должно проходить через третьи руки — через кассу, администрацию коммерческой клиники и т. д. Администрация заинтересована не в том, чтобы ты долго лечился, а в том, чтобы как можно больше пациентов прошло через медицинское учреждение, соответственно, она мобилизует врача, ориентирует его на скорость и на результат.

В нормальной страховой медицине, например, врач больше получает, если он быстрее тебя вылечил, а не потому, что ты сто раз к нему приходил. На то или иное заболевание в рамках страховой медицины отводится та или иная, но строго определенная сумма — сумел врач вылечить тебя быстрее, он получает эту сумму за меньшее количество работы, а будет лечить дольше, то получит опять — только ее, хотя и провозился с тобой больше, чем должен был. Соответственно, ему выгодно лечить тебя быстрее и лучше, потому что если ты придешь с рецидивом, то он по сути должен будет лечить тебя за свой счет. Это хорошая система, которая мотивирует врача на то, чтобы он работал лучше, а не дольше. Но для этого необходим посредник — страховая компания.

Я могу про себя сказать. Когда я зарабатывал частным консультированием, я договаривался с пациентом, что он заплатит мне деньги после лечения. Такой подход убивал сразу несколько зайцев. Во-первых, пациент знал, что я не буду затягивать лечение. Какой мне смысл, если сумма известна заранее? Во-вторых, он понимал, что доктор настроен серьезно и уверен в возможности излечения. В противном случае почему он так свободно говорит — "заплатите, когда вылечитесь"? И в-третьих, человек понимал, что на нем лежит значительная часть ответственности за результаты лечения — врач подходит ответственно, и, следовательно, он сам должен подходить ответственно. Мои пациенты чувствовали, что я доверяю им, а они в свою очередь начинали доверять мне. В психотерапии, да и вообще в медицине это очень важно. Ну вот такой способ, чтобы исключить деньги из системы отношений или по крайней мере вынести их за пределы отношений…

И когда начальник выдает деньги в конверте — это тоже неправильно, — после небольшой паузы добавляет мой собеседник. — Потому что получается, что он мог их не платить?

Вот это он точно заметил! В одной фирме, где мне пришлось работать, тоже ввели такую систему: деньги в конверте. Мне это не понравилось. Знаете, почему? Директор выдавал положенную зарплату как премию, с видом, будто он меня облагодетельствовал. Надо было дожидаться в приемной, спрашивая секретаршу: когда будет шеф? Потом благодарить его непонятно за что, со "счастливым" видом покидая кабинет. А вскоре к моим моральным терзаниям добавилось весьма практичное: а как же больничные и отпускные? В общем, я очень быстро объяснила своему руководству, что официальная зарплата с официальными налогами меня устраивает гораздо больше. Коллеги удивились моей смелости, но все объясняется просто: в вопросах, которые касаются моего финансового комфорта, я всегда стараюсь быть принципиальной.

— Если мы хотим экономически оздоровить нашу страну, то надо отказываться от "серых" схем, — продолжает Андрей. — Это повышает взаимный уровень ответственности, это делает возможным нормальный социальный договор, когда мы отчислением своих налогов проявляем заботу о тех, кто не может обеспечить себя сам — это инвалиды, старики, дети. И в-третьих, это делает возможной систему кредитования. Ведь банк не может тебя серьезно кредитовать, если ты не способен подтвердить свои доходы. Это, кстати, повлияет и на психологическое здоровье общества.

Ну вот, значит, я не только о себе позаботилась, но и внесла посильный вклад в оздоровление психики россиян. Все-таки не случайно я чувствую себя внештатным психотерапевтом.

Но вообще-то я собиралась говорить не о себе. Через пару часов мне надо звонить Диме, поэтому возвращаюсь к этой теме.

— Мне кажется, мой приятель просто боится испортить отношения.

— Шекия, ну значит, он таким образом платит за эти отношения. Следовательно, они таковы, что требуют подобного рода инвестиций. Если речь идет о важных деловых отношениях, возможно, надо согласиться на некие издержки. Риск — ведь тоже часть бизнеса.

В остальных историях если не хочешь давать деньги, то надо найти приемлемую форму отказать. При желании ты всегда сможешь объяснить вменяемому человеку, почему ты не можешь или не будешь одалживать. В конце концов, это твои деньги.

Но я тебе скажу, что тут еще много чисто рассейской глупости. Вот откуда его начальник знает, что у Димитрия, понимаешь, пять тысяч баксов бесхозными валяются? Сироты — можно сказать! На Западе никто и никогда бы такую информацию не выложил в открытый доступ. Там друзья — и те понятия не имеют, сколько у тебя денег. Это не принято. Нехорошо, когда люди в чужую тарелку смотрят, но ведь и в чужой кошелек тоже смотреть неприлично. Чем он отличается от тарелки, если разобраться?

Но Дима твой не удержался и продемонстрировал свой кошелек кому ни попадя — мол, смотри, парень, сколько у меня бабосов! Ажно пять тысяч! А тот, не будь дураком, и отвечает доверчивому лопуху Дмитрию: "Да ну?! Правда?! А дай померить! Дай покататься! А что тебе — жалко, что ли?" И пошло-поехало. А потом Дима сидит и сокрушается — да как же так, да что же это деется, да почему же, блин? А потому. Не надо вводить людей в искушение. Дороги тебе твои деньги — держи при себе и не выпендривайся.

— Слушай, Андрюш, знаешь, за что многие оценили и полюбили нашу первую книгу — "Секс большого города" и, надеюсь, оценят эту? За то, что мы не говорим общими словами, обсуждая актуальные проблемы, а даем конкретные рекомендации. Ну, точнее, ты даешь эти рекомендации, а я тебя дотошно расспрашиваю. Вот и сейчас я все-таки спрошу: что конкретно надо сказать, если Дима по каким-то обстоятельствам не готов ответить положительно?

— Давай рассмотрим это на примере, аналогию проведем… Допустим, у твоего друга кроме квартиры есть комната в коммуналке. Он вполне может предоставить ее для жилья своему — некоему абстрактному — бездомному товарищу. Но если он сам живет на средства, которые получает с того, что сдает эту комнату в аренду, то можно честно сказать: "У меня сейчас не такое положение, чтобы отдать ее в безвозмездное пользование".

Ситуация, в которой оказался твой знакомый, из этой серии. Пойми, если ты не хочешь, чтобы кто-то жил в твоей квартире, ты имеешь полное моральное право никого туда не приглашать. Да, когда речь идет о погорельце, которому жить негде, ты зовешь его к себе. Это понятно. Но в ряде случаев ситуация выглядит так — ты с семьей живешь в двухкомнатной квартире, и вдруг приходит кто-то и говорит: "Давай я буду сдавать свою комнату в коммуналке и накоплю на квартиру, а поживу пока у тебя". Я думаю, оправданно сказать — "Нет".

Пример, который я привел с квартирой, — это точно такая же ситуация, как и в случае заемных денег. Но почему-то на примере с квартирой нам все понятно, а на примере с деньгами мы начинаем путаться. Ну так вот и не надо путаться. Просто представьте, что деньги — это ваша квартира (а в определенном смысле это именно так), и решайте — давать, не давать?

Как можно не дать в долг, если ситуация у человека действительно безвыходная или если он тебе очень близкий человек? В безвыходной ситуации твой поступок — это проявление твоих человеческих качеств, если они есть, ты их проявишь. В ситуации, когда ты хочешь помочь другу, чтобы он жил лучше, ты проявляешь свои качества как друг, если вы друзья, ты их проявишь. Но если у тебя, например, нет свободной наличности, о чем мы говорим? "Чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно сначала купить что-нибудь ненужное, а у нас денег нет", — дядя Федор, прошу прощения.

В любом случае очень важна внутренняя позиция человека. Твой друг не сказал тебе, что не хочет давать эти деньги. Он что-то мямлит — хочу, не хочу, буду, не буду, а что, если?… И так далее. Если меня в такой ситуации спросят: "Давать или нет?" — я однозначно скажу: "Не давай, если не хочешь". Но советовать, как обмануть, я не буду. Человек должен сам определиться — в конце концов, речь идет о его товарище. Он сам взвешивает на весах — насколько для него ценны эти отношения и насколько ценны для него эти деньги. Что мы можем тут посоветовать?

Что же касается формы ответа, то есть как сформулировать отказ, то тут ничего сложного нет: "У меня сейчас не такие финансовые обстоятельства. Да, у меня есть деньги, но есть причины, по которым я не могу их тебе одолжить. Не та сумма и не те обстоятельства". Ведь дело не в том, что у кого-то средств больше, а у кого-то меньше. У кого денег больше, у того и траты иные. Если человек миллиардер — это не значит, что у него где-то в кубышке валяются несколько сотен миллионов и он не знает, что с ними делать. Они не валяются, они где-то находятся и как-то работают.

Короче говоря, если у тебя есть реальные "НО", из-за которых ты не можешь дать кому-нибудь в долг, и ситуация у человека не такая, что для него это вопрос жизни и смерти, да и еще ко всему прочему ты просто не хочешь давать в долг этому человеку, я не вижу препятствий — почему ему не отказать.

Каждый из нас улучшает качество своей жизни в зависимости от своих возможностей, которые складываются из работоспособности, таланта и так далее. Если нет денег — то их реально нет. То, что я более состоятелен, а кто-то менее, не отменяет того факта, что сейчас у меня может не быть денег. Вопрос не в том, кто больше зарабатывает, а в свободных средствах.

— А что делать, если ты дал деньги, считая человека близким и надежным или полагая, что у него безвыходная ситуация, а он их не возвращает? Как с такими людьми общаться? Как напомнить про долги или потребовать?

Наверняка у каждого в прошлом есть такая история. У меня их три. Со свойственным мне занудством расскажу все. Потому что каждая меня здорово расстроила и удивила. Ни от одного из обманщиков я не ожидала подобного поведения.

История первая. У меня попросил денег мой бывший одноклассник. Мы были приятелями, мне в голову не могло прийти, что он меня обманет. Через пару месяцев я попросила его вернуть деньги, взятые на неделю. Мой бывший приятель заявил: "Мне ребенка кормить нечем, а ты денег требуешь!"

История вторая. Меня попросила о финансовой помощи знакомая, этакая бизнес-вумен, которой я иногда помогала с рекламными и PR-проектами. "Шекия, поверьте, если я позвонила вам, значит, мне действительно не к кому обратиться". Деньги обещала вернуть через месяц. И ровно через месяц перестала подходить к телефону, а секретарша неизменно отвечала: "Она только что уехала. Когда вернется, не знаю".

История третья. Не про долг, но тоже про деньги. Мне порекомендовали мебельщика. Правильный вежливый дядечка измерил ниши в коридоре, нарисовал полочки и тумбочки, взял деньги и… И начал регулярно врать. То он попал в аварию, то заболел, то уехал в командировку. Потом и вовсе комедия началась: "Шекия, я приеду к вам завтра", — это по телефону. На следующий день: "Шекия, я уже еду. Не знаете, как в городе с пробками?" И наутро: "Шекия, простите, пожалуйста, что не приехал".

Вкратце рассказываю все три примера доктору.

— Мой главный принцип: денежный вопрос возможен только с очень близкими друзьями, когда вы друг другу — как родные. Но если ты дала кому-то деньги и поняла, что тебе их не вернут, то в целом это очень небольшая плата за то, чтобы понять, что за человек был с тобой рядом. Зато в разведку ты с ним не пойдешь, и, возможно, это защитит тебя на будущее от куда более серьезных бед. Мы просто очень часто боимся узнать правду о жизни, о том, кто и как к нам в действительности относится.

Ну, не знаю, может, и хорошо узнать, как ко мне этот негодяй относится, но мне в таком случае важно, чтобы и он узнал, что я о нем думаю. Во всех трех случаях я просчитывала планы возвращения денег и — на случай неудачи — планы отмщения за поруганную доверчивость. Вариантов мести было два: сказать должнику все, что я о нем думаю (так, чтобы задеть побольнее), а если пообщаться не удастся, то непременно предать огласке его свинское поведение. К счастью, ни одноклассникам, ни партнерам этой бизнес-леди ничего говорить не пришлось: деньги свои я в обоих случаях вытребовала — спустя время и с огромным трудом. С мебельщиком пока не получилось. Вот размышляю: может, опозорить этого "правильного" дядечку перед его коллегами и соседями по коммуналке?

Но Курпатову мои планы не нравятся.

— Я думаю, не стоит. Жизнь — мероприятие недолгое. Перестань тратить силы на такого человека. У тебя сейчас есть возможность навсегда закрыть эту "комнату с помоями" и успокоиться. А ты не просто не закрываешь эту дверь, ты, наоборот, хочешь во что бы то ни стало туда залезть и еще пуще измазаться.

Тебе важно сказать последнее слово: "Вы, сударь, подлец!" Зачем? Ты продолжаешь эту пьесу, дверь не закрыта и не заколочена, и этот сомнительный флер, аромат так и тянется за тобой. А если ты решишь: "Знать его не хочу!" — то психологически завершишь ситуацию и тебе самой станет легче. Надо просто вычеркнуть этого человека из своей жизни.

— А мне кажется, что если я не верну свои деньги, значит, я — полная дура, позволившая этому персонажу меня обмануть, уйти с моими деньгами. Я ему проиграла, что ли…

— Не надо воспринимать отношения между людьми как некое конкурентное взаимодействие. Мы постоянно конкурируем со всякими встречными-поперечными и в результате проживаем не свою жизнь. Вряд ли твой мебельщик сидит и радуется, что обманул тебя. Поверь, ему ужасно неловко — ему приходится врать, он вынужден придумывать какие-то отговорки, ему предстоит раствориться в толпе, если он где-нибудь тебя увидит. По крайней мере ему теперь всякий раз будет не по себе, когда он будет входить в книжный магазин и видеть, как ты торжествующе смотришь на него с обложки. Нет, свой ад он устроит себе сам, точнее — уже устроил.

Но зато ты теперь знаешь, что он человек непорядочный. Впредь ты не будешь иметь с ним дело и вообще будешь умнее — сначала полки в нишу, потом — оплата. И в то же время для тебя не секрет, что есть рядом люди, которые будут счастливы отдать тебе последнюю рубашку, если потребуется. И ты по отношению к ним готова вести себя так же. Поверь, это гораздо важнее. К сожалению, такова наша психология — чтобы понять, что что-то представляет ценность, надо узнать — как это, когда этого у тебя нет. Так что ценность дружбы и по-настоящему близких отношений мы начинаем понимать, узнав, что такое предательство, лицемерие и обман.

Я запомню фразу — "У меня сейчас не те финансовые обстоятельства". По-моему, убедительно звучит. А то несколько раз сама искала деньги, чтобы одолжить тем, кто об этом просил, — настолько неловко было отказывать в просьбе. Хотя, если быть откровенной, наверное, я еще боялась, что просители подумают обо мне плохо, не поверят, решат, что не хочу им помочь. В общем, как-то много себе про это придумывала. Курпатов, не стесняясь, назвал такое поведение глупым: во-первых, в долг надо давать, только если у тебя есть свободная наличность, а во-вторых, люди, которые просят в долг, должны понимать, что ставят человека в ужасно неловкое положение. И если обижаются, что им отказали, значит, каких-то базовых вещей в этой жизни они не понимают.

И еще одна деталь про долги. Мне кажется, очень важно вовремя предложить близким людям финансовую помощь, не дожидаясь, когда они вынуждены будут просить тебя об этом. В моей жизни такое случалось: в непростых для меня ситуациях друзья первыми предлагали мне поддержку. И я очень стараюсь поступать так же.

А мебельщик… Я вот подумала: надо благодарить судьбу за то, что мне не приходится обманывать людей, чтобы жить хорошо. Извините, если эти слова прозвучали пафосно. Но в истории "мебельным" воришкой меня устраивает роль обманутой дурочки — я бы ни за что не хотела поменяться с ним местами. Кстати, Курпатову особая благодарность за убедительный образ, который он придумал: комната с помоями. Моей брезгливости хватит, чтобы забыть о потерянных деньгах. Дверь в грязную комнату сегодня заколочена.