Сказка про сатаненка Борю

Сказка про сатаненка Борю

Жил-был мальчик Боя (по неподтвержденной версии — Беня). Решил он стать ученым. Учась в лесотехническом институте и будучи неглупым малым, решил он заняться проблемами автоматизированных систем управления. Никто не знал что это такое, зато, говорили, дело очень модное. Вот и взялся за него Боря, поскольку в чем-нибудь другом преуспеть не надеялся.

В дальнейшем модная работа была дополнена большой общественной страдой в Совете молодых ученых и специалистов, где можно было делать карьеру независимо от ученых достижений.

По мере погружения в общественные дела, оказалось, что наука Боре как-то существенным образом “пофигу”, а влечет его процесс человеческий — интрига, которую можно было плести, завивая судьбы людей в узелки, добиваясь того, чего не добьешься постижением научных истин. Инженер человеческих душ — вот профессия, которая оказалась Бориным призваньем.

Постепенно наука отошла для Бори на второй план, а на первый вышла борьба за признание особой значимости полученных Борей в общем-то рядовых результатов. Тут и помогли наплетенные повсюду узелки, а также международные связи, которые положены были для заведения молодым ученым, которых Боря с некоторых пор стал курировать.

Постепенно Боря становился профессионалом — творцом в области человеческих отношений. Он понял, что и без всякой науки его признают специалистом во всем, если просто быть немного развязнее — фамильярно хлопать корифеев науки по плечу, говорить им “ты” на людях — среди тех, кто действительно имел авторитет мире науки. Боря, будучи рядовым мэнээсом, со стороны смотрелся близким приятелем со всяким профессорами и докторам, а также научными начальниками. Он научился превращать мнимые связи в реальные, мнимую влиятельность в действительную. Потом это сильно помогло Боре в бизнесе.

Боря все больше совершенствовал свой демонизм, нарочно подменяя результаты своих достижений презентацией. По его настоятельным просьбам, сопровождаемым легкими гипнотическими сеансами, друзья и коллеги по работе ездили по разным учреждениям, собирая хвалебные отзывы о Бориной работе. В какой-то момент сотрудники института, в котором работал Боря, почувствовали, что он — не простой ученый. Это произошло когда Боря вернулся из короткого путешествия в Венецию, за которое выложил полугодовую зарплату. А в тот период такая поездка была не только слишком дорогим удовольствием, но и немыслимым делом, с точки зрения разнообразных технических препятствий. С тех пор некоторые проницательные люди стали сторониться Бори.

Из мелкого сатаненка Боря стал настоящим демоном — обворожительным в своей непристойности и наглости. Даже внешние данные, крайне незавидные при любой другой судьбе, играли в его пользу. К Боре потянулись те, кто чувствовал в нем родственную душа. С ним можно было обсуждать и творить то, за что среди других можно было получить по физиономии. С Борей можно было не скрывать своих пороков. Наоборот, Боря помогал человеку избавиться от стесняющих позывов совести и выгодно использовать свои пороки.

Талант Бори развивался по мере выстраивания сети связей “ты — мне, я — тебе”. Боря мог увидеть в любом человеке червоточинку и использовать ее. Под Бориным напором многие становились послушным инструментом его воли. Одним Боря “устраивал” зарубежную командировку, другим — выгодные контракты, третьим — уступчивых женщин. Обслуживающие Борины интересы никогда не оставались в накладе — плод, которым искушал Боря, всегда был сладок.

Когда Боря защищал кандидатскую диссертацию, все поддерживавшие его почувствовали ощутимую выгоду, а кто говорил, что Борина тема антинаучна, в конце концов, вынуждены были разбегаться кто куда. Те, кто писал Боре докторскую диссертацию, получили возможность зарубежных стажировок, остальным же Боря знал как отомстить.

Плетя свою паутину и занимаясь “ловлей душ человеческих”, устраивая дела и обрастая связями, Боря не уставал повторять фразу: “Система не выдерживает”. Его система не выдерживала — пропускала всюду. Туповатые начальники сами забирались в Борины сети, слабли, обволакиваемые его торопливым говорком, и впадали в летаргический сон под его взглядом. Без Бори они уже не могли и шагу ступить.

Нигде не было для Бори серьезного соперника. И стало ему скучно. А тут как раз общественный строй сменился. Пространство раздвинулось для новых свершений.

Воспользовавшись возможностями всеобщей ограбиловки, начавшейся в период “прихватизации”, Боря создал целую команду из себе подобных и окунулся в бизнес. Но, оставляя науку, он напоследок решил обзавестись членкоррским титулом. Из длинного списка кандидатов на открывшуюся академическую вакансию утвержден был только Боря. Не беда, что в конкурентах были настоящие ученые, — Боря раздал нужным людям дюжину “Вольв” и добился вожделенного звания.

Но в пике своей карьеры, Боря попался в лапы еще более крупному демону. Завершив ряд афер, он не утерпел и ввязался в еще одно дело, получив от Большого демона для кормления северокавказскую вотчину и кураторство над вопросами национальной безопасности. Здесь можно было торговать человеческой низостью в невероятных масштабах. Это и сгубило Борю, потерявшего в своем сладострастии всякую осторожность. Боря не заметил, что его демонизм перестал быть достоянием узкого круга лиц. Мерзость всплыла в публичную политику и стала очевидной. По поводу Бориного назначения плевались все — от журналистов и “окончательных демократов” до лидеров оппозиции и глав номенклатурных кланов.

Если раньше Боря умело пожирал мелких демонов, то теперь он сам стал добычей другого демона, игрушкой в его руках. Публичная казнь Бори происходит на наших глазах. Большому Демону выгодно длить ее, с тем чтобы его собственные замыслы были сокрыты. И Демон то выпускал Борю из своих когтистых лап, то снова стискивал до костной ломоты. Боря постарел и осунулся от такой любви — чувствовал, что прежнюю силу у него Большой Демон высасывает. Иногда даже начинал лягаться. Да только как Большой Демон рыкнет, да как обдаст смрадным дыханием, тут Боря и слабеет. Иногда Боря старался к Демону подластиться. Но Демон, играя, то ласкал Борю, то внезапно наносил ему страшный удар ниже пояса и жутко хохотал при этом.

Показалось Боре, что он спасся, когда Большой Демон решил удалиться на покой и оставить после себя невзрачного на вид демона средней руки. С таким Боря рассчитывал легко справиться. И даже пособил ему против врагов, что, было, засуетились в отсутствие Большого Демона. На пару с демоном-преемником всех рассовали по своим местам и приструнили. И вот тут-то преемник показал, что тренирован Большим Демоном и знает за что Борю схватить. Но стукнув Борю в незащищенное место, Преемник не захохотал, а нехорошо сощурился, наблюдая, как корчится Боря. И тут же ему в другое место. И снова наблюдает.

Поковылял Боря в сторону, завыл, запричитал — думал до смерти забьют. Но нет, Преемник только проводил Борю нехорошим прищуром, когда тот, расправив свои перепонки криво-косо перелетел за океан.

И вот Боря за океаном суетится, все думает, как Преемнику отомстить. Кричит криком, извергая смрад, да слушают все заморские лягушки и тараканы. А Преемник, когда ему напомнили про Борю, снова нехорошо сощурился и спросил: “А это кто?”

Бедный, бедный сатаненок Боря…