Поход привидений на призраков

Поход привидений на призраков

Во времена Клавдиев Первая Римская империя испытывала исключительно духовную жажду, решив все остальные проблемы современности. По крайней мере, если верить свидетельским показаниям Матфея, Марка, Луки и Иоанна, именно поиски истины не давали покоя ни аристократии, ни плебсу. Иисус, названный Христом, претерпел муки, потому что не ответил на вопрос прокуратора Иудеи Пилата — что есть истина?

Впавшую в состояние примирения и согласия демократическую Россию также волнуют лишь один исторический вопрос. Что есть фашизм? — спросил у науки ее прокуратор Б.Ельцин. И, не получив внятного ответа, лишил академических мужей бюджетных средств для существования. Поскольку прокураторы всех времен и народов отличаются необыкновенной твердостью и неукротимостью, судьба действительных членов и членов-корреспондентов фактически предрешена. Им не миновать своей Голгофы.

Но если у Иисуса среди его 12 учеников не нашлось ни одного, который бы решился его спасти, то в отношении “ученых мужей” обнаружились влиятельные защитники. Московская Гордума в официальном порядке решила избавить “узников науки” от распятия, спешно утвердив закон города, в котором языком права удовлетворено любопытство г-на Ельцина и других борцов с фашизмом.

Гора пала с плеч. Отныне все могут с абсолютной точностью узнать, что есть фашизм. Оказывается, это не идеология, не доктрина, не философское учение, не политическая программа, не государственная практика и даже не историческое прошлое. Отнюдь! Фашизмом считается лишь перечисленная в упомянутом законе символика, атрибутика, вещественные знаки невещественных отношений. Таким образом, фашизм не нуждается в понимании, достаточно, если вы его увидите или о нем услышите. Фашизм не имеет никакого отношения к словам или мыслям, он примитивен, словно цвет или звук. Фашизм не заключен в монографиях, трактатах, жизнеописаниях, словом — в книгах, его удел — изображения. Фашизм не универсален, он составляет привилегию Германии и Италии. Право интеллектуальной собственности на фашизм признано лишь за двумя политическими организациями — “национал-социалистической партией Германии” и “фашистской партией Италии”.

Но в наше время, исчезнув повсеместно, он сохранился лишь в столице Российской Федерации. Поскольку Москва первой официально провозгласила борьбу с проявлениями фашизма, она тем самым доказала, что является его центром. С какой стати? Потому что “на территории г. Москвы продолжается безнаказанное изготовление, распространение и демонстрация нацистской символики”. Поздравим господ избирателей с такими законодателями. Не будь их, никогда бы не догадаться, в каком зловонном месте приходится жить москвичам.

Итак, испанский фалангизм, португальский салазаризм, венгерский салашизм, румынский, словацкий, французский, английский и иные разновидности поклонников гг. Гитлера и Муссолини и их союзники реабилитированы в юридическом смысле. Посрамлены все, кто предполагал или утверждал, что в 20–40 годы это явление приобрело всемирный характер. Франко и Салазар, Пэтен и Хорти, Тисо и Квислинг, Павелич и Антонеску, Рюти и Мосли не имеют отныне к фашизму никакого отношения. Они не менее добропорядочны, чем Сталин и Черчиль, Рузвельт и Де Голль, Тито и Свобода.

Что теперь считается “фашизмом”? Нацистская символика. Является ли она сама по себе объектом фашизации? Ни в коем случае. Состав преступления состоит в их “изготовлении, распространении и демонстрации”. Так о чем же в таком случае идет речь?

Обратимся к сути дела — признакам фашизма, вещественным знакам, с которыми отныне придется бороться, не щадя живота своего. Закон суров, но это закон.

Борьба с цветом. Женщинам и мужчинам, склонным к пестрому костюму, придется изучить колористику государственных флагов. Надеть красную блузку, черную юбку и белую шляпку отныне небезопасно, точно так же, как и красную юбку, белую блузку и черную шляпку. Ничего не поделаешь, таковы цвета государственного флага Германии времен нацизма. Зеленое и белое тоже запрещено по соображением, относящимся к Итальянскому королевству. Коричневых тонов на всякий случай рекомендуется избегать. Само собой, что запрет относится ко всему, что может быть выкрашено.

Борьба со значками. Всем, кто имеет счастье проживать в Москве или находиться в ней проездом, придется пройти курс немецкой и итальянской нумизматики. Знатокам значков Германии и Италии между 1919 и 1945 годами придется поработать, чтобы вооружить московских стражей порядка ориентировками с описаниями или изображениями “фашистских значков”. Не обойтись без массового издания буклетов и распространения их среди населения. Ведь в правовом государстве “незнание закона не освобождает от ответственности”. Сесть могут все.

Борьба с униформой. Если в вашем доме имеются брюки, шорты, гимнастерки, безрукавки, шинели, пилотки, фуражки, шапки, шубы, юбки, сапоги, башмаки, ботинки, ремни, портупеи и все другие “атрибуты” взрослой и детской одежды — избавьтесь от них как можно быстрее. Уверяем вас, не пожалеете и даже будете благодарить. Пошейте хитоны, сарафаны, шаровары, онучи, ватники, сплетите лапти. Они вам пригодятся.

Борьба с приветствиями. Зарубите себе на носу — никого не приветствуйте. Никак. Ни рукой, ни ногой, ни головой, ни взглядом. Если не управляете конечностями, привяжите руки и ноги к туловищу. Германские нацисты и итальянские фашисты, черт бы их побрал, как себя только не приветствовали. Как древние римляне, как добродельные европейцы и как азиопские варвары. Гитлер здоровался с Муссолини за руку и даже целовался с ним, скотина! Не целуйтесь. Даже в загсе. Могут не так понять и арестовать на месте бракосочетания.

Борьбы с паролями. Тем, кто проходил действительную службу, известно, что паролем может быть любое слово. Помните: пароль “у вас продается славянский шкаф?”, отзыв — “с тумбочкой”. Пока не поздно, переходите на азбуку Морзе или освойте язык печенегов. Говорят, г-н Семаго, известный коммунист-предприниматель и депутат Госдумы, может научить. Знание — сила.

Борьба со свастикой. Если вы полагаете, насмотревшись художественных фильмов о войне, что свастика представляет собой изображение креста с загнутыми концами, рано или поздно вас накажут. Концы можно загнуть направо и налево, как под прямым, так и под тупым или острым углом. Но все это мелочи по сравнению с тем, что предстоит властям в борьбе с нею. Придется разрушить несколько сотен старинных московских зданий и церквей, в интерьерах или на фасадах которых выполнено это постыдное изображение. Придется сжечь половину православных икон. На них нарисована свастика. Придется разорвать отношения с другими православными странами, а заодно с Индией, Ираном, Китаем и Монголией. У них свастика встречается на каждом шагу. О книгах можно и не вспоминать. Как дальновиден был несправедливо репрессированный общественным мнением полковник С.С.Скалозуб!

Борьба с вениками. Поскольку основателя итальянского фашизма угораздило обратить внимание на ликторские пучки древних римлян и сделать их символом своей партии, придется мужественно отказаться от главного орудия производства дворников. Конечно, на некоторое время столица свободной России погрузится в нечистоты, а париться в банях придется без веников. Швабры, метлы и все остальное, хотя бы отчасти похожее на “фасцию”, - в костер. Да здравствует антифашизм, возвышающийся на мусорных кучах!

Борьба с жестами. На всякий случай не жестикулируйте. Учитесь сдержанности. Вырабатывайте новый стиль. Помните, пока жив человек, он общается, следовательно, может пропагандировать фашизм. Как существовать, не общаясь, великая тайна есть. Кто в состоянии уехать за пределы Московской кольцевой автодороги, эмигрируйте, кто не может — запасайтесь продуктами, чтобы уйти в подполье. Если останетесь в живых, напишите воспоминания. Пригодятся.

Борьба с “т. д.”. Плох тот закон, в котором дается исчерпывающий перечень составов преступления. Изготавливать, распространять и демонстрировать то, чему московский законодатель не счет возможным дать названия, но тем не менее установил ответственность, говорит о его высокой квалификации. Наконец-то борьба с призраками фашизма в Москве приобрела трансцендентную, изотерическую форму. Запрещается даже то, чего не может быть. Непостижимо, непознанно, неведомо… но наказуемо. Люди, будьте бдительны!

Есть ли слова в русском языке, которыми можно отблагодарить авторов столь эпохального закона? Таких слов, разумеется, мало. Нормативная лексика бледнеет перед величием общественного подвига, совершенного фюрером (дуче, вождем) Московского антифашистского центра — его инициатором и по совместительству депутатом, членами Мосгордумы и мэром, который этот акт подпишет. После того, как закон вступит в силу, вряд ли кому-нибудь удастся избежать уплаты штрафа от 20 до 100 минимальных зарплат или исправительных работ на срок до 2 месяцев, или административного ареста до 15 суток. Заблаговременно готовьте деньги и вещи, господа-товарищи. Фарисеям и антифашистам из МАЦ — скидка.