Заключение

Заключение

"…согласитесь, если на каждой российской сосне сидит по вороне, которые все в один голос кричат: посрамлены основы! потрясены! — то какую же цену может иметь мнение человека, положим, благонамеренного, но затерянного в толпе? И притом такого, который, вопреки всем вороньим свидетельствам, утверждает, что никогда околоточные надзиратели не были так деятельны, никогда основы не стояли так прочно и незыблемо, как теперь? Ведь человек-то этот, пожалуй, подозрительный! Ведь он-то, пожалуй, самый потрясатель и есть!

А сверх того, право, дело совсем не в защите основ и даже на в том, незыблемо ли они стоят или шатаются. Очень это нужно вороньему роду! Ему нужно одно: чтобы в общественном сознании произошел оптический переполох, благодаря которому и незыблемо стоящие основы казались бы расшатанными и неогражденными. Потому что переполох развязывает им руки и сообщает их крикам авторитетность. Увы! нынче даже в нашей небогатой численным персоналом литературе (еще недавно столь гадливой) завелись целые рои паразитов, которые только и живут, что переполохами да неплатежом арендных денег.

Несомненно, что эти каркающие мудрецы — просто-напросто проходимцы. Но они знают, какого рода карканье требуется в данный момент на рынке, — и это обеспечивает им успех. Не факты действительного грабежа и вопиющего предательства священных интересов страны приводят их в негодование, но попытки отнестись к этим фактам сознательно и указать их значение в связи с общим жизненным строем."

"Ложь, утверждающая, что основы потрясены, есть такая капитальная ложь, которая должна прикрыть собой все последующие лжи. Вот почему прочная постановка этой лжи прежде всего необходима каркающим мудрецам."

М.Е.Салтыков-Щедрин

Нам, дорогой читатель, довелось жить в горький период истории России — когда президента нам «делали» из Америки, а городами и весями правило откровенное ворье, когда предательство было тем больше, чем выше пост, когда без всякой войны была почти стерта в пыль русская армия, когда ложь была (да и остается) тем гнуснее, чем больше тираж. Кажется, что мы близимся к окончательному краху.

И все-таки не стоит преувеличивать наши печали. Россия переварила и выплюнула коммунистический миф, а сегодня уже в основном справилась и с мифом либеральным. Страна идет к здоровому национальному образу мысли, к идейной революции, которая призвана вывести ее в лидеры нашего усложняющегося мира. Глупость номенклатуры позволяет надеяться, что она рухнет под тяжестью собственной глупости. Вот только сохранить бы к этой моменту хоть какие-то остатки от российской государственности…

Объяснять народу что будет перспективным в будущем тысячелетии или искать у него истины, как это пытались делать народовольцы, дошедшие в этом деле до отчаяния и террора, бессмысленно. Народу нужно доказывать лишь одно: управлять страной должны лучшие, они должны быть хозяевами, пастырями, по-отечески пекущимися о населении. Что же касается самих лучших, то их историческая задача — объединение между собой и избавление от тех, кто лишь прикидывается лучшим.

В этом деле нет необходимости договариваться обо всех нюансах идеологии. Речь идет об объединении на основе понимания и готовности уступить дорогу, поддержать лучшего, чем ты. Это будет настоящая национальная элита, а не “творческая интеллигенция”.

Идейные расхождения — предмет дискуссии в процессе выработки идеологии, превращающей страну в конкурентоспособное государство, народ — в нацию. Дискуссии не должны прекращаться. Они будут бесспорно продуктивны, если вышвырнут, как ветошь, коммунистическое и либеральное “общечеловеческое” вранье. При этом речь, конечно, идет не об интеллектуальном богатстве мыслителей, которым пришла фантазия отнести себя к тому или иному лагерю. Речь идет о помойных писаниях пропагандистов двух нерусских, антирусских течений, об их “идеологах” — этих полуобразованных ничтожествах, смеющих кичиться своими научными званиями.

Русская интеллектуальная традиция имеет огромные достижения. Достаточно востребовать их без дурного стремления превратить в единое и единственно верное учение. Для русского единства не требуется целостной идеологии, ибо русское мировоззрение выше любой идеологии и само по себе является целостным.

Нам надо не убеждать друг друга длинными разъяснениями собственной миссии, а чувствовать себя наследниками мировой Империи, которая и заключает в себе смысл человеческой истории.

Россия стояла и стоять будет. Она где-то в своих смысловых глубинах не уступила и не смирилась с поражением. Именно поэтому идет медленная, но неуклонная трансформация режима от воровского либерального беспредела к национальной форме демократии.

Лидеры новой России еще не пробили брешь в том пласте лжи, что отделяет их от народа, жаждущего правды и воли, национального достоинства и элементарной пользы от власти. Но это произойдет уже совсем скоро.

Мы будем жить в России без коммунистического вранья и “демократического” ворья, без старо-новой номенклатуры. Мы будем теми “старыми русскими”, чья история соразмерна лишь истории Рима, мы будем теми “новыми русскими”, которые очистятся от болезни столетия — интернационализма и космополитизма. А вместо номенклатуры у власти мы поставим лучших из нас — русскую элиту, готовую на служение и подвиг во имя России.