Невыдуманная история о Тихом депутате

Невыдуманная история о Тихом депутате

Долг депутата, избранного в результате прямых выборов, состоит в том, чтобы время от времени отчитываться перед избравшими его глупцами, тем самым напоминая им о своем существовании.

В самом деле, чем, кроме редкого появления в роли статиста в телепередаче “парламентская неделя”, может порадовать народный избранник своих почитателей?

Статьей в газете? Но кто теперь читает газеты, кроме одних лишь журналистов. Газеты превратилась в форму общения газетчиков между собой.

Встречей с избирателями? Из двух-трех десятков чудаков, которые придут на такую встречу, три четверти наверняка нуждаются в жилье, а здесь современный депутат может лишь выразить сочувствие и подмахнуть слезную просьбу. На послание такого рода последует вежливый ответ, пунктуально доказывающий депутату, что его протеже — законченный мошенник, пытающийся запустить руку в казну и без того бедного государства.

Митингом, демонстрацией, пикетом? Участвуйте, если хотите… навсегда загубить репутацию взвешенного, рассудительного политика. Время публичных акций навсегда ушло вместе с верой в них. Общество может снизойти до оправдания подобного дурного тона лишь гг. Жириновскому, Боровому или Марычеву, для которых клоунада превратилась в способ самовыражения. К их выходкам привыкли.

Акциями благотворительности? Разумеется, но не ранее, чем за месяц до начала официальной избирательной кампании, в период которой столь откровенная форма подкупа считается предосудительной и не поощряется законом о выборах, но хотя бы будет замечена.

Можно, заплатив большие, очень большие и невероятно большие деньги, стать на некоторое время завсегдатаем какой-нибудь регулярной телепередачи. Можно даже заделаться ее ведущим, как это делает Гусман. Но тогда необходимы большие, очень большие и невероятно большие криминальные способности и криминальные связи. Пока политиков с талантами такого рода немного.

Не будем гадать и предугадывать. Сама жизнь демонстрирует нам наиболее доверительные, деликатные, обаятельные формы общения. Депутат пишет своему избирателю письмо. Правда, он так погружен в государственные дела и рассеян, что забывает иной раз поставить дату, но подпись, красуясь на своем месте, должна доказать любому скептику, что перед ним добросовестный отчет. Тираж — 200 тыс. экз.

Перед нами действительно письмо, оформленное на бланке депутата Государственной Думы созыва 1996–1999 годов, округ… фамилия… контактные телефоны…

О чем информирует через год после своего избрания народный трибун? В какой фракции он решил делать карьеру профессионального политика? Кто из депутатов является его соратниками, подельниками, соучастниками? Какой пост в думской иерархии достался автору письма при дележке руководящих портфелей? Что сделал депутат для Отечества? Что сотворил он для народа? Каким образом он расплатился с округом, который доверил ему депутатский мандат?

В эпоху искренности и откровенности было замечено, что лишь глаза — зеркало души. Теперь, когда все грамотны, и поэтому никто не умеет писать, в этом качестве выступают произведения эпистолярного жанра. Они говорят гораздо больше, чем когда-то могли выразить глаза. При этом, чтобы узнать подноготную автора эпистолы, помимо текста, не менее важен подтекст и контекст, которые рассказывают все, что выразил и что не пожелал выразить подписант.

Итак, наш герой вошел в депутатскую группу “Российские регионы”.

Для тех, кому не известна внутренняя жизнь нижней палаты российского парламента, сделаем некоторые пояснения. Нижняя палата делится на две неравные части. Большинство принадлежит определенным партиям, меньшинство не принадлежит ни к одной из них. Большая часть депутатов в Думе руководствуется партийной программой и дисциплиной, подчиняясь партийным лидерам. Они проводят решения и принимают законы. Их представители руководят комитетами и составляют думский президиум. От договоренностей или недоговоренностей партийных фракций зависит, что будет принято или отвергнуто.

Меньшинство, состоящее их себялюбцев, эгоистов, нарциссов от политики, как скандально известных, так и не известных никому, попавшее в парламент благодаря случайному стечению обстоятельств, оказалось вне игры. Их никто не представляет в Совете Думы. Они не могут занять ответственные или влиятельные посты. Они не допускаются к трибуне. Их не видно и не слышно. Они заднескамеечники.

Именно там — на задних скамейках парламента — влачил свое безвестное депутатское существование наш тихий герой — в одной компании с Памфиловой, Хакамадой, Лаховой, Лысенко, Б.Федоровым, Гдляном и еще несколькими тому подобными представителями “многонационального народа Российской Федерации”, которых сам герой не счел нужным упомянуть.

Большая часть этой группы появилась в Думе благодаря экзальтированным избирателям двух российских столиц, что послужило нравственным основанием считаться представителями всех “российских регионов”. Так как они в действительности не представляют ни одну из действительно известных и влиятельных политических партий, они утверждают, что “принадлежат к разным политическим партиям и движениям”. Поскольку им свойственно отсутствие каких-либо убеждений и они, вслед за авторитетными в их среде академиком Лихачевым и американским профессором Яновым, евреем-иммигрантом из России, требуют, чтобы в русском обществе не было ни идей, ни идеологии, то они безапелляционно утверждают, что их объединила “убежденность”. Каждый из членов этой фракции имеет лишь собственные интересы, поэтому они декларируют, что их “основными интересами являются интересы их избирателей — интересы регионов и округов, от которых они избраны”. Что при этом имеется в виду, остается тайной даже для них самих.

Отказавшись от принадлежности к какой-то влиятельной партии, наш Тихий Депутат предопределил свою дальнейшую политическую судьбу. Чтобы иметь будущее, то есть обеспечить себе место и в следующем составе Думы, необходимо представлять в палате интересы какой-нибудь влиятельной группировки, обладающей капиталом. Лишь финансовые ресурсы, а вовсе не голоса избирателей, могут теперь превратить политика-одиночку в кандидата-”проходимца”, имеющего возможность, победив на выборах, пройти в состав Думы.

Тихий Депутат представляет в законодательном органе интересы банков. Он их политический агент, что само по себе не является обстоятельством, которое может дискредитировать. Даже наоборот. Та часть населения, которая избирает деятелей, подобных Хакамаде или Гдляну, связь такого рода возвышает и делает популярными. Подобные деятели противоударны, непотопляемы и всепогодны.

Когда-то в прошлой добропорядочной жизни наш герой являлся профессором, преподавал в университете, публиковал фантастические прожекты из области товарно-денежных отношений. И хотя все подобные экзерсисы относятся к далекому “социалистическому” прошлому, наш депутат все еще считает себя “экономистом, специалистом в области финансов”. Тот факт, что финансовые отношения в СССР, о которых он имел какое-то чисто теоретическое представление, ничего общего не имеют к финансам в условиях рынка, его нисколько не смущает. Он самонадеянно заявляет вот уже в течение многих лет, что в состоянии писать законы о финансах.

Репутация знатока сделала его в Думе председателем подкомитета. Положение председателя подкомитета не более влиятельно, чем положение рядового депутата, не имеющего никакого положения. Но в конце концов надо же чем-то откупаться от притязаний депутатской группировки, состоящей из деятелей, происхождение которых отождествляется с политическим серпентарием.

Реально вряд ли Тихий Депутат может повлиять хотя бы на одно решение в Думе. Без одобрения какой-либо влиятельной фракции невозможно включить ни одного законопроекта в план разработки и рассмотрения. Но понимает ли большая часть избирателей законодательную технологию? Конечно, нет, и поэтому можно беспардонно надуваться, словно мыльный пузырь, и играть роль влиятельного лица, напоминая бессмертного прощелыгу-самозванца из гоголевской пьесы.

Итак, определившись с политическим лицом Тихого Депутата, перейдем к его депутатской деятельности, тем более, что он сам достаточно откровенно изложил ее в своем письме.

Главный предмет, которому Тихий Депутат отдается в Думе — “банковское законодательство”. Цель своей работы он усматривает в том, чтобы оно “защищало прежде всего интересы граждан-вкладчиков и клиентов банков…обеспечивало устойчивость и надежность банковской системы”. Основным итогом своей 12-месячной деятельности, о которой составлен отчет, он полагает “вынесение на обсуждение Думы законопроекта “О гарантировании банковских вкладов граждан”.

Давно известно, что специалист подобен флюсу, его знания односторонни. Если избиратели посылают своего представителя в парламент, они должны иметь в виду, что там необходим не специалист в той или иной области, а политик. Но русское общество все еще пребывает в заблуждении относительно того, кому можно оказывать доверие, а кого нельзя допускать к законодательствованию на пушечный выстрел. Оно еще не постигло той простой истины, что политика — тоже профессия, и законы должны принимать не следователи, домохозяйки, предприниматели, писатели, генералы, актеры, бомжи, а профессионалы-политики, понимающие предмет и цель своей деятельности.

Если Тихий Депутат чувствует себя не политиком, а специалистом в одной из нескольких тысяч профессий, карты ему в руки. Пусть, если сможет и захочет, трудится в банке, на кафедре, в органе исполнительной власти. Там, но не в парламенте его место.

Обществу все еще трудно понять, что законодатели не пишут и не должны писать законов. Это дело профессиональных юристов, специализирующих в соответствующей отрасли права и знатоков того вопроса, который подлежит правовому регулированию. Если речь идет о банковском законодательстве, законопроекты в этой сфере должны готовить специалисты Центробанка, Ассоциации коммерческих банков, Минфина и т. п. и высококвалифицированные правоведы, которых должна привлекать к этой работе президентская администрация. В процессе разработки законопроектов целесообразно участие полномочных экспертов влиятельных парламентских фракций, чтобы создавать рабочее взаимодействие с нижней палатой. Тогда появятся гарантии, что закон ею будет принят.

Когда проект закона наконец готов, он подвергается всесторонней экспертизе, устраняющей возможные неточности, пробелы, ошибки и т. д. Поскольку РФ — суперпрезидентская республика, законопроект должен пройти одобрение у президента, ибо без подписи последнего никакой закон не может вступить в силу. Только после этого его можно вносить в Думу для рассмотрения.

Спрашивается, что же остается на долю депутатов, если вся черновая работа делается без них? Неужели Думе, как раньше Верховному Совету СССР, остается роль равнодушной машины для голосования?

Парламент, разумеется, это прежде всего машина голосования. Но, рассматривая законопроект, депутаты должны смотреть на него не с позиции узких специалистов, а с точки зрения общенациональных интересов страны. Депутаты — это олицетворенная мудрость нации, представляющая ее волю и суверенитет, их дело — уметь принимать законы (хотелось бы, чтоб так было). Если депутат автор закона — он перестает быть представителем народа, превращаясь в чиновника, лишенного возможности подойти к делу объективно (к сожалению, такова жизнь).

Расписывая свое трудолюбие перед избирателями округа, Тихий Депутат в действительности засвидетельствовал, что является непрофессиональным депутатом. В письме, к примеру, ничего не говорится о таких деталях, без которых “закон о гарантиях” остается ничего не значащей бумажкой. Чтобы создать гарантии вкладов, требуются колоссальные дополнительные средства для создания страховых фондов, которых в стране конечно же нет. Депутат-демагог поминает только одно — что его законопроект “поставит заслон на пути недобросовестных банкиров и даст возможность гражданам в случае разорения банка возместить финансовые потери”. О том, что такой возможности в действительности никогда не будет, хранится молчание.

Не решился он и на то, чтобы поведать своим корреспондентам, что не нашел ничего лучше, как по собственной инициативе обратиться к международным финансовым организациям с просьбой о предоставлении займа РФ в размере 1 млрд. долларов США. И о том, что как только о его похождениях стало известно, Минфин дезавуировал зарвавшегося наглеца, напомнив, что международные заимствования — исключительно правительственная прерогатива (“Финансовые Известия” № 114, 19.12.96).

Если бы все депутаты были столь же непрофессиональны, как наш тихий профессионал-финансист, то парламент РФ тут же оказался бы вселенским посмешищем. Но убеждение в непробиваемой наивности и доверчивости избирателя настолько прочно сидит в сознании части политиков, что депутат не счел зазорным демонстрировать свою феерическую глупость, подтверждая ее документально — личным бланком и собственной подписью.

Тихий Депутат считает главной проблемой страны “незащищенность вкладчиков банков и клиентов банков”, той части населения, у которых есть деньги. Его интересует из всех проблем, с которыми столкнулась Россия, лишь “устойчивость и надежность банковской системы”. Поэтому он печется только о банковских законах — об обязательном страховании банковских вкладов, о банкротстве банков, о Сберегательном банке. Складывается впечатление, что Тихий Депутат представляет в Думе не один из 450 одномандатных округов, а корпорацию владельцев коммерческих банков. Может, так оно и есть…

Кто, в самом деле, может в современных условиях быть клиентами банков? Лишь весьма обеспеченные люди, которых называют “новыми русскими”. Банки не интересуются просто русскими, ведь у них нет десятков или сотен тысяч долларов. Кого на самом деле заботит надежность банковской системы? Финансовую олигархию, монополизировавшую банковское дело в стране. Кого заботят банковские законы? По сути дела они сейчас не нужны никому, кроме узкой группы финансовых магнатов, контролирующих львиную долю отечественного финансового капитала.

Деньги лишь на первый взгляд кажутся настоящим богатством. Но это обманчивое впечатление, особенно после того, как правительства всех стран мира отказались гарантировать золотом банкноты и купюры. Деньги, вне зависимости от того, выражены они в безналичной или бумажной формах, не являются самостоятельной ценностью. Они функционируют в экономических отношениях как информация о богатстве. Уничтожьте реальные богатства нации, и исчезнет предпосылка для существования национальной валюты. Деньги тут же обесценятся, превратившись в макулатуру.

Если в стране нет материальной основы, составляющей действительное богатство, бесполезно заботиться о банковской деятельности или гарантиях вкладов. Тихий Депутат погрузился в банковское законодательство как раз в такой исторический момент, когда происходит разрушение, расточение, расхищение действительного богатства нации. Но эта мелочь его нисколько не интересует. Он предпочитает парить в финансовых облаках наподобие Манилова, постоянно пребывавшего в эмпиреях.

А тем временем, пока Тихий Депутат пользовался депутатскими полномочиями, экономический потенциал страны сократился вдвое, производственные капиталовложения — впятеро. По объему производимого ВВП РФ находится ниже таких стран, как Мексика, Бразилия, Индонезия. Экономика РФ отстала от экономики США в 10 раз, от Китая — в 5 раз, от Германии и Индии — вдвое. Через год экономику РФ обгонит Южная Корея. Если считать производство в расчете на душу населения, РФ опустилась до уровня слаборазвитых государств, таких как Алжир и Панама.

Поскольку финансовая деятельность производна от индустриальной, при столь плачевном обороте дела рассуждения о гарантиях банковских вкладов, о законодательном обеспечении интересов граждан-вкладчиков не только бессмысленны или наивны. Их может позволить себе либо мошенник, либо политик-циник. Разве не известно “специалисту в области финансов”, что лишь в 1995 году реальные банковские активы сократились на 21 %? Что 22 % кредитных учреждения убыточны? Что у 42 % банков объем собственных средств меньше величины оплаченных уставных фондов? Разумеется известны, поскольку эти данные неоднократно публиковались.

В отличие от Тихого Депутата, живущего в иллюзорном мире банковского законодательства, население, чтобы окончательно не разориться, действует прагматично. Только четверть сбережений приходится на банковские вклады и приобретение ценных бумаг. А львиная их доля (60–70 %) идет на покупку наличной иностранной валюты или остается на руках. Для законов, принятие которых заботит нашего героя вот уже почти десятилетие, нет ни предмета, ни подходящих условий.

В течении семи лет, вместо того, чтобы оправдывать доверие избирателей, Тихий Депутат удовлетворяет свое профессиональное любопытство за счет налогоплательщиков. При этом его нисколько не заботит судьба России, которая с такими законодателями стремительно приближается к крушению. То, что делает Тихий Депутат, напоминает рекламу зубных щеток и пасты. Когда уже 40 % населения страны недоедает, телезрителю продолжают навязчиво внушать, что после сытной еды обязательно надо чистить зубы.

Очевидность национальной катастрофы, о которой теперь не говорит разве что абсолютный идиот, остается незамеченной нашим доброжелательным думцем. Его благодушию нет предела. Ничего не замечая и нисколько не заботясь (в качестве члена законодательного органы страны) о положении России, он искренно заявляет, что “главной своей задачей считает работу в округе”. Справедливости ради необходимо заметить, что Москва давно не считает себя частью России и, скорее всего, без какого-либо сожаления, если бы представился случай, избавилась от нахлебницы, которую кормит.

Уверенный в снисходительности населения, Тихий Депутат признается, что “старается как можно чаще встречаться… с вами — моими избирателями”. Он не зря выбран в парламент, поскольку продолжает “регулярно вести прием”. Его переполняет статистика собственного величия: создано “3 общественных центра помощи жителям округа”, организовано “около двух десятков встреч с жителями” и не где-нибудь, а “в больших залах”, “удалось помочь примерно 500 людям в решении крайне важных для них лично вопросов”, наконец “установлен светофор”. Где еще, кроме как в столице, можно найти более человеколюбивого, более добросовестного и более бесполезного политика? Если дело пойдет так и дальше, помощь в личных вопросах получит 2000 человек.

Впрочем, наш герой не так прост, как кажется. Тихий Депутат в 1990 одобрил суверенитет и независимость РСФСР от СССР и тем в меру сил помог в 1991 политическому развалу страны. В 1992 он среди экономических советников г-на Ельцина, и, таким образом, оказал посильную помощь реформам Гайдара-Бурбулиса. В 1993 его фамилия — среди беглецов из Дома Советов России, присоединившихся к мятежу бюрократии. С 1994 он является сопредседателем “Демократической России”, о чем теперь старательно умалчивает. В 1995 подвизается среди лоббистов банковского законодательства. В 1996 “активно участвовал в кампании по выборам Президента России: был членом Координационного Комитета Общероссийского движения общественной поддержки Бориса Ельцина”.

Такова заключительная цитата письма, тонко намекающая на готовность к новым подвигам. Тихий Депутат нисколько не сомневался, что станет депутатом в четвертый раз. Все от того же округа. Москвичи могут пожертвовать Россией, но “специалистами в области финансов” — никогда.