Демократический туризм

Демократический туризм

“Шизофрения косит наши ряды”, - порой вздыхают уставшие от хлопот деятели самых разных политических партий. В самом деле, здравые люди рано или поздно предпочитают делать карьеру где-то в другом месте, а концентрация ушибленных политикой в борющихся за власть группировках неуклонно повышается.

“Демократические” организации продолжают существовать как раз за счет ветеранов своего движения и поэтому больше других страдают психическими болезнями.

Нам довелось убедиться в этом во время визита в Таджикистан в качестве общественных наблюдателей на президентских выборах 1994 года в этом обломке некогда единой страны конца. Поскольку официальный статус членам прибывшей из Москвы делегации предоставлен не был, свободного времени было в избытке, и вместо наблюдения за выборами можно было понаблюдать за представителями “демократов”, прибывших с нами в одном самолете. Члены движения “Выбор России”, которых сюда вместе с родственниками, знакомыми и друзьями приехало без малого сотня (от прочих — менее полудюжины), вели себя совершенно экзотически.

Для того, чтобы читатель смог понять эмоции авторов, приведем несколько путевых заметок.

Не успели “демократы” вселиться в гостиницу “Таджикистан”, как на пустующем информационном стенде появилась наклейка “Выбора России” и какие-то неряшливые объявления. Не получив статуса официальных наблюдателей на выборах (срок оформления давно прошел), “демократы” начали готовиться к сидячей забастовке у таджикского Центризбиркома. Бомжеподобные фигуры “наблюдателей от России” (неряшливые, скандальные, шумливые) метались по Душанбе с весьма решительным видом. Они успокоились только после предоставления им автобусов для экскурсии по кишлакам.

В минуты тягостных ожиданий по поводу очередной информации о грезившемся статусе официальных наблюдателей (вот-вот дадут!) в фойе гостиницы то и дело возникали забавные диалоги. Вот старушка — божий одуванчик — доверчиво сообщает своему собеседнику, указывая на кого-то из попутчиков: “Вы знаете, это человек с совершенно недемократическими взглядами. Таких стрелять надо!”. А вот подвинувшийся на политике старичок с уверенностью очевидца рассказывает как он сидел в танке, стрелявшем по Белому Дому. И тут же следует признание о том, что ветеран-демократу во многом нравится Гитлер.

В Таджикистане даже накануне выборов обстановка была неспокойной: ночью постреливали и взрывали бомбы террористы. Несмотря на это, “демократов” волновали вопросы такого типа: не пора ли Таджикистану перейти на арабскую вязь (будто тут за плечами сотни лет повальной грамотности!), судоходны ли местные реки, каковы цены на урюк и дыни, как соблюдаются права оппозиционных политических партий и т. п. Об этом они с одинаковым простодушием интересовались у водителя автобуса и кандидата в Президенты.

Престарелые “демократки”, по прибытии в Таджикистан, тут же превратились в мешочниц, накупив на первом подвернувшемся базаре полные авоськи фруктов. Таджики испугано шарахались от этих типично московских фигур, отягощенных непомерным хозяйственным грузом.

Полное недоумение у местных жителей вызывала среднероссийская физиономия, торчащая из таджикского халата. Это в местный костюм обрядился один из “наблюдателей”, который одинаково нелепо смотрелся и на улице, и в ресторане. В ресторане же замечательным московским колоритом выглядели тапочки и домашние халаты активисток “Выбора России”, привыкших заниматься политикой в кухонном наряде.

Мы направляемся из аэропорта в гостиницу. Полнотелый таджик входит в автобус с “десантниками” из Москвы и набирает воздух в легкие для того, чтобы сделать какое-то сообщение. Тут же на одном из передних сидений автобуса приподнимается какой-то мелкий демократический фюрер и по-холуйски визгливо кричит тошнотворно базарным голосом: “Минуточку внимания!”. Но толстячок раздумывает что-либо говорить, и от этого гадливое ощущение от еще звенящего в ушах крика только усиливается.

Группа “демократов” из Антифашистского центра жует таджикские семечки, по свойски поплевывая шелухой на мостовую. Демократическая старушка делает замечание любителям старинной российской привычки и получает в лоб хамский вопрос: “А вы, собственно, кто?” Старушка уязвлена — она никто, но быстро находит ответный ход. Отойдя на безопасное расстояние она тихо, но внятно произносит в адрес оскорбителя: “Вы фашист!”.

Во время нашего пребывания в Таджикистане один из “демократических” активистов попытался захватить власть в группе своих соратников. Умыкнув из-под носа главного “выборосса” основные документы, он умудрился провести трехчасовые переговоры с послом России. Посол так и не смог понять, кто же из прибывшей делегации главный, и готов был говорить со всеми, лишь бы навязчивые “десантники” угомонились.

Приведенные заметки как нельзя лучше характеризуют ту публику, которая скапливалась в “демократических” организациях, имитировала массовую поддержку режима, заполняла вакансии помощников демократических депутатов.

Прибыв в воюющую нищую страну, “демократы” стремились воспользоваться случаем и вкусить всех прелестей своего положения: на дармовщинку поесть плову и дынь, накупить дешевых фруктов, проехаться по экзотическим местам, поболтать со словоохотливыми аксакалами, в промежутках потрепать нервы русскому послу, а вечером основательно заложить за воротник. Несколько раздосадованных корреспондентов, которые тоже оказались в делегации, позднее написали об этом язвительные статьи. Нашим же коллегам и нам самим пришлось испытать чувство стыда за то, что мы имеем отношение к людям, которые не умеют себя вести и ни коим образом не чувствуют ответственности за Россию, которую они собрались представлять в Таджикистане.

Лидеры “демократов” полностью соответствовали сформированной ими делегации. Посылая в Таджикистан своих нелепых активистов они лишь подтвердили, что безответственны вплоть до мелочей.

Кстати, известный “демократ” Л.Пономарев обижается, когда его приписывают к демшизе и напоминает, что когда-то был доктором физико-математических наук. Собственные соратников по митинговым страстям он в минуты просветления описывает так: “…зомбированная толпа, безумные глаза, сумасшедшие выкрики… Меня от этих митингов тошнило” (“Известия” 10.03.99).

Да нет, братцы! Вы — плоть от плоти этой демшизы, вы — ее больной мозг, они — ваша смрадная глотка.