Вторая казнь

Вторая казнь

Проведенное властями современной России захоронение “екатеринбургских останков” — это продолжение того преступления, которое состоялось в доме купца Ипатьева. Выстрелы в последнего российского Императора отозвались в ельцинской России.

Прежде всего, захоронение — это предательство потомков династии Романовых, которых на церемонии похорон участвовало более полусотни. Большинство из которых не говорит по-русски, служит интересам других государств и не имеет никакой связи с Россией. По хорошему, всем этим людям должно быть раз и навсегда заказано появляться в России.

Надо отметить, что ветвь Кирилловичей, в лице великой княгини Марии Владимировны и ее семьи, отчасти реабилитировала грех оторванности от России и грех заискивания перед кремлевскими демократами. Неучастие Кирилловичей в церемонии захоронения в условиях организованного Кремлем и НТВ массового психоза, как и пунктуальное следование законам имперского престолонаследия, у здравых людей может вызывать только уважение. К сожалению, и здесь восприятие большинства искажено — тычут в глаза нерусским происхождением (будто императоров когда-нибудь назначали, следуя чистоте крови, а не династическим законам о престолонаследии!), клятвой Георгия в Иерусалимском храме (будто он в синагоге принимал присягу!)… Известно для чего чернь требует от подвижников святости — чтобы распять.

Действия властей по организации “похорон последнего царя” во всех элементах совпадает со злодеянием большевиков, равнодушие большинства населения — с предательством Государя в начале века. Тожество ситуации дополнено и тем, что мистическим образом к повторному предательству Государя оказался причастен разрушитель Ипатьевского дома — Борис Ельцин. Какая-то неведомая сила втянула его накануне “похорон” в путешествие в Ипатьевский монастырь (что сопровождалось ураганом, пронесшимся над Кремлем). Петля исторического парадокса замкнулась в удавку, наброшенную на шею России.

Первейшим организатором похорон стал Борис Немцов — представитель моноэтнического правительства, ставший председателем Госкомиссии, работавшей при закрытых дверях и организовавшей всякого рода препятствия для высказывания мнений, отличных от того, которое было заказано этим самым правительством.

К похоронам оказался причастен известный коммунистический идеолог, профессиональный провокатор и патентованный предатель Александр Яковлев — первый гробокопатель (1964 год), потом изобретатель “русского фашизма”, а с недавнего времени — поклонник церкви Муна. Кстати, именно в 1964 комиссией, возглавляемой Яковлевым, были затребованы документы из уральского архива, исчезнувшие сегодня бесследно. Вероятно тогда же исчезли и документы, привезенные в столицу расстрельщиком Юровским, и закрытая для исследователей “История уральского ЧК”, где расстрелу Царя была посвящена целая глава.

Кстати, А.Н.Яковлев, выпертый с телевидения озлившимися после смерти Листьева журналистами, был вдобавок к этому вполне однозначно изобличен в предательстве России. Офицерами госбезопасности по этому поводу было опубликовано открытое письмо (“Правда России”, 21.12.95).

Известно, что в 1995 году Генпрокурор Ильюшенко и питерский мэр Собчак (оба убежденные “демократы”, оба уличены во взяточничестве) пытались прекратить следствие по делу об убийстве Царя и его семьи. Известно также, что и главный “специалист по останкам” Немцов относится к той же группировке, что и оба упомянутых субъекта. За ним тоже причастность к последствиям “демократических реформ” и нижегородскому делу о растраченном государственном кредите (“дело Клементьева”).

Президент Ельцин появился на похоронах, хотя и собирался устраниться от этого мероприятия. Без него — главного заказчика — фарс был бы неполон. Действительно, те, кто убивал Царя и его семью, должны были олицетвориться в новых персонах, чтобы еще раз совершить свое черное дело, пытаясь закрыть проблему окончательно, закопать ее на веки веков, не признав своей вины ни в чем. Надо было, чтобы гнуснейший представитель большевистской номенклатуры произнес в этом фарсе ключевые реплики о злодействе, в котором он сам принял деятельное участие.

Симптоматично, что на церемонии похорон рядом с президентом стоял академик Лихачев — бывший соловецкий вертухай и действующий придворный академик, а за правым плечом маячил “яблочный” думец Борщев — страстный борец за права “нетрадиционных религий”, причисленный к лику “правозащитников” в компании Глеба Якунина. Иных примечательных персон рядом с Ельциным не было. Даже, те, кто пришел то ли полюбопытствовать, то ли засвидетельствовать близость к власти, сторонились “демократического президента”, как зачумленного. Через головы толпящейся челяди поглядывал на процедуру режиссер Михалков, а генерал Лебедь, по законам жанра, обошел храм с тыла и взял его штурмом — через заграждения — хотя с фронта ему ничего не препятствовало.

Ценно, что в нашей стране есть шут, который, дразня правителей своими выходками, проговаривает за них всю правду, доводит до логического конца их недодуманные инициативы. Действительно, самым откровенным образом отметил похороны “старого режима” Жириновский, устроивший в Думе попойку для потерявших представление о чести морских офицеров — с распеванием дурными советскими голосами “Боже, Царя храни!”

Таким образом, мы можем вполне составить нравственный портрет тех, кто торопливо закопал “екатеринбургские останки”, надругавшись над памятью народной и русской историей.

Организованная группой лиц экспертиза, якобы доподлинно установившая принадлежность екатеринбургских останков, для русского человека не может быть признана законной и достоверной. Дело в первую очередь не в оценке работы тех, кто проводил генетическую экспертизу. Дело в доверии к власти, которая все это организовала. Если нет веры организаторам, то как можно доверять нанятым ими экспертам?

Большевики, по всей видимости, все-таки боялись ответственности. Именно поэтому не состоялся намеченный Лениным суд над Николаем II. Именно поэтому приказ о расстреле пришел в виде телефонограммы, авторство которой установить невозможно. Наконец, именно поэтому для грядущего расследования были расставлены “ловушки”, в которые попали и следователи прокуратуры, и оставлена агентура, продолжившая “дело Ленина” и обеспечившая фальсификацию современных экспертиз.

На присутствие в государственных органах тех сил, которые убили Царя, говорит тот факт, что “демократическая революция” открыла архивы только для своих. Дали поработать над материалами только Волкогонову и Латышеву, а написанные ими книги были использованы только для одного — для борьбы наследников февральского предательства против наследников октябрьского переворота.

Заметать следы вторично взялись сегодняшние наследники чекистского интернационала. Правительственная комиссия, внезапно возглавленная Немцовым — выдвиженцем Ельцина и участником организации расстрела Белого дома в 1993 — как стало известно, была создана как раз для того, чтобы выполнить политическую установку Кремля — закрыть вопрос. С самого начала следствие 1991–1998 гг. полностью укладывалось в рамки чекистской дезинформации 30-х годов. Версию о злонамеренной подтасовке материалов оно принципиально не рассматривало. Иными словами, мы сталкиваемся с продолжением обмана и соучастием в преступлении.

Вполне вероятно, что кремлевской агентуре диктует волю некий внешний центр силы — те, кто заинтересован, чтобы Россия никогда не предъявила претензии истинным организаторам расстрела, а также не вознамерилась вернуть вклады, золотой запас и зарубежную собственность Российской Империи.

Примечательно, что еще до всяческих экспертиз извлеченные из раскопа останки были объявлены царскими. В дальнейшем экспертиза проводилась вне всякого контроля, образцы могли быть подменены в любой момент, в работу беспрепятственно могли включиться представители западных спецслужб и т. д. Очевиднейшие факты просто не брались во внимание.

Гробы для захоронения “екатеринбургских останков” сделаны так, что открыть их невозможно. Ельцин и организаторы похорон хотели, чтобы вопрос был закрыт раз и навсегда, обеспечить условия, когда задумавшего провести повторную экспертизу можно будет обвинить в кощунственной эксгумации.

Фактом захоронения проблема выяснения всех обстоятельств убийства последнего Российского Императора не снята. Наоборот, обстоятельства захоронения есть величайшее оскорбление русской истории и русского народа, за которое организаторы похорон должны ответить сполна. Вопрос об обстоятельствах гибели Царя и фальсификации этих обстоятельств — дело грядущего следствия судебного разбирательства, а не многократно дискредитировавших себя политиков, доказавших свою ненависть к России.

Сторонники “демократической” версии гибели царской семьи говорят, что вопрос Священного Синода РПЦ о ритуальном характере убийства бессмысленен, ибо даже в известном деле Бейлиса не удалось доказать, что у евреев такого рода убийства вообще практикуются. (Кстати, оговорка о евреях возникла сразу же, как только был поставлен вопрос о ритуальном характере убийства. С чего бы это? За язык никто не тянул…) Между тем ритуальные убийства и цареубийства известны с древнейших времен. Прежде чем возникли замещающие жертвы, цари древней Индии и Греции твердо знали день своей кончины (неизбежной или весьма вероятной), а всякого рода вампирические ритуалы даже стали популярными в наше время за счет кинематографической чертовщины.

Не забудем того факта, что убийство Царя готовилось многие годы. Для целого поколения революционеров цареубийство стало вожделенной целью. Причем, убийство Царя было тожественно убийству России — к этому стремились либеральные “образованцы”, профессиональные революционеры, народовольцы, искровцы, марксисты, эсеры и прочие, прочие, прочие.

Версия о том, что в сейфе у Ленина стояла заспиртованная голова Николая II не лишена оснований. В начале ХХ века спиртовать части человеческого тела в “просвещенных” кругах не считалось чем-то особенным. Заспиртованные головы преступников могли быть вещдоками еще до 1917. При большевиках в Москву присылались, например, заспиртованные головы убитых главарей басмаческого движения. Вполне возможно, что из кремлевских подвалов голова царя перекочевала сначала в захоронение на Коптяковской дороге, а потом стала “образцом” для экспертизы.

Возможен и другой оборот дела. Якобы изъятые из захоронения, а потом возвращенные туда в 1979 году два черепа могли на самом деле изыматься из какого-то другого источника. (Кстати, тогда костная мозоль на одном из черепов была зафиксирована — оставшаяся от удара самурайского меча во время визита Николая II, а потом почему-то исчезла.) В этом случае можно говорить об использовании останков в ритуальных целях, а далее — в целях фальсификации следствия.

Результаты работы экспертов, проводивших генетическую экспертизу, не просто недостоверны. Сам порядок организации экспертизы говорит о нарочитой подтасовке. Пробы для экспертизы брались без свидетелей и без описи. Сама экспертиза проводилась почему-то за рубежом. Под заключением американских и британских экспертов стоит лишь подпись эксперта Павла Иванова. Иностранные исследователи ограничились описанием методологии экспертизы в специальных статьях, предпочитая не делать никаких заключительных выводов.

Версия с сожжением части трупов убиенных членов Царской Семьи заставляет задуматься, не была ли попытка имитировать сожжение намеренным способом повести следствие по ложному пути? Если трупы не удалось сжечь до конца или их сжигать вообще не собирались, то где они? Не используются ли они по сю пору в качестве ритуальных предметов в сатанинских культах?

Такого рода предположение выглядит вполне основательным, если учесть торопливость, выявленную организаторами похорон “екатеринбургских останков”, не пожелавших считаться с тем, что значительная часть православных верующих почитает Николая II как святого. Объявление останков неизвестного происхождения останками Николая II должно вынудить верующих к почитанию их в качестве мощей. Между тем, если эти останки являются псевдомощами, то подмена равнозначна невольному соучастию в игре инфернальных сил. Вот во что нас стараются втянуть организаторы похорон!

Мы не можем исключать ритуальной версии убийства Царя. Во-первых, убийство Царя и его семьи произошло в обстановке, когда превратить его в ритуал не представляло особого труда. Во-вторых, причастность большевистской власти к организации убийства говорит в пользу именно ритуального характера расправы. В-третьих, подозрительная связь между расстрельщиками и нынешним политическим режимом (бесспорная, с политической точки зрения, и весьма вероятная, с точки зрения единства задачи — убийства России) может означать, что ритуал творится до сих пор.

* * *

Да, жить в помойной яме или даже на расстоянии чувствовать ее удушливые миазмы омерзительно. Однако ж, живем. Меньшинство корчится в муках, большинство, в силу угасшего обоняния, испытывает лишь легкий дискомфорт. И тем, и другим стоит подумать о том, чтобы из человеколюбия и естественного стремления к чистоте завалить смердящую яму вместе с ее обитателями и заровнять, оставив лишь на память лишь летописи, да инструкцию против распространения помойной заразы.