КОМУ НЕ ПРИНАДЛЕЖИТ СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ?

КОМУ НЕ ПРИНАДЛЕЖИТ СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ?

Борис Хорев

15 июля 2003 0

29(504)

Date: 15-07-2003

Author: Борис Хорев

КОМУ НЕ ПРИНАДЛЕЖИТ СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ?

В эти летние дни исполнилось сорок дней с момента кончины Бориса Сергеевича Хорева, выдающегося ученого, педагога, общественного деятеля, давнего автора и друга нашей газеты. Он был одним из хранителей традиций и ценностей настоящей русской советской интеллигенции, “красным профессором”, к авторитетному голосу которого вынуждена была прислушиваться даже нынешняя, зомбированная собственной безнаказанностью, власть.

Борис Сергеевич не только аргументированно и страстно выступал против превращения нашей Родины в колонию других государств мира, против вымирания русского народа и населения России в целом — он собирал вокруг себя таких же неравнодушных и ярких людей. Он был одним из соратников генерала Рохлина, стоял у истоков создания таких общественных организаций, как “Российские ученые социалистической ориентации”, Антиколониальная лига, Лига борьбы с депопуляцией России и многих других.

Публикуя сегодня одну из последних работ Б.С.Хорева, написанную им около года назад, нельзя не отметить, что написана она как будто вчера, и все те проблемы, которые были поставлены “красным профессором”, за истекшее время только обострились и вышли на первый план российской общественно-политической жизни.

— Трудящимся

— Пенсионерам

— Детям и подросткам

— Военнослужащим

Трудящиеся

Трудящиеся живут впроголодь, мерзнут, плохо одеты и обуты.

В январе 2002 г. зарплата 43% наемных работников была на уровне или ниже прожиточного минимума, рассчитываемого по "концлагерным" нормам. В сельском хозяйстве такие деньги получают 80%, в здравоохранении, образовании, культуре и искусстве — 60%. Медсестры и работники детсадов на эти средства перебиваются хлебом и чаем. Ни молока, ни мяса купить не могут. В квартирах за неуплату отключены свет, телефон. К тому же зарплату постоянно задерживают.

Жилье для рабочих и интеллигенции не строится, это строительство сведено к нулю (только в Москве еще что-то делается). Дома гниют, трубы гнилые, в ЖКХ авария за аварией, канализация портится, капремонтов в постсоветское время не проводится.

Граждане питаются на долги, цены растут просто дико. Люди падают в голодные обмороки. У государства, мол, денег нет, они есть только в карманах нуворишей и госчиновников. А Путин уверяет, будто знает, чем живут и что чувствуют его сограждане.

Власти считают социальные низы "быдлом", хотят поставить людей на колени, чтобы и зарплату, и хлеба просить не смели.

Такова ужасающая картина жизни трудового люда. Не всех, но порядочную часть населения выручают только огородики, которые осенью и зимой служат продовольственным довеском.

Всероссийский центр уровня жизни насчитывает всего лишь 14 "регионов с обеспеченным населением" из 89 субъектов Федерации, в т.ч. Москву и С.-Петербург. Но, к примеру, в Красноярском крае, входящем в эту группу, контраст между высшей и низшей десятипроцентными группами по доходам превышает 50-кратную величину. Одно дело — Норильск, и совершенно другое — сельские районы.

По данным Госкомстата РФ, стоимость минимального набора продуктов питания, входящих в прожиточный минимум россиян, выросла в среднем по России за 2001 год на 18,8%, составив к концу года 891 руб. 10 коп. Рост цен на продовольственные товары в 2001 г. составил в России 17,1%. Среди основных видов продовольствия в 2001 г. цены на хлеб и хлебопродукты повысились на 12,4%, на макаронные изделия — на 11,0%, на мясо и птицу — на 28,5%, на рыбу и морепродукты — на 23,0%, на молоко и молочную продукцию — на 16,6%, на сливочное масло — на 4,0%, на алкоголь — на 12,6%. Цены на подсолнечное масло в 2001 г. выросли на 27,6%, на плодоовощную продукцию — на 27,6%. Госкомстат отмечает, что в декабре 2001 г. рост цен на продовольствие значительно опережал показатели предыдущих месяцев, а также показатель декабря 2000 г.

Минимальный набор продуктов питания (без одежды, обуви и т.п.) — это поистине концлагерная норма. Если пятью годами раньше при покупке продовольствия можно было обойтись сотней, то теперь в магазин ходить без пяти сотен бесполезно. А очень многие получают 300-500-700 рублей. Между тем в России почти европейские цены на потребительские товары, а Москва находится среди самых дорогих городов планеты (85% от показателя Нью-Йорка). Дороже стоимость жизни, чем в Москве, только в Токио, Осло, Нью-Йорке и Париже. Но там зарплата превосходит нашу в десятки раз. В последние годы к этому привели, кроме убийственных реформ, постоянный рост цен на товары первой необходимости и лекарства, рост тарифов естественных монополий (электричество, транспорт, газ, энергоносители), жилищно-коммунальных услуг. В самое последнее время — новый скачок цен на бензин, вызванный предоставлением большей свободы на экспорт нефти, снижением таможенных пошлин. Спешим откозырять Америке и Западной Европе, снабжая их дешевым сырьем.

Снова растет просроченная задолженность по зарплате бюджетникам и небюджетной сфере (это повторяется каждый год), достигнут на 1 марта 2002 года около 35 миллиардов рублей. Царит жесточайшая эксплуатация труда наемных работников, которая не покрывает расходов на воспроизводство рабочей силы. Если в советское время доля зарплаты в национальном доходе превышала 50%, то теперь в структуре затрат на производство продукции она составляет 15%, а в промышленности и того меньше — 12%. Между тем в развитых странах она достигает 50-60%. После обвала 1998 года прибыль в экспортно-ориентированных отраслях возросла в 4 раза, но по крайней мере в нефтяной промышленности ни одна из компаний не увеличила зарплату своим работникам. Вылезли из очередного кризиса, спуская с работников три шкуры. При совершенно диком росте цен. Впрочем, вышеприведенные цифры говорят о том, что и в 2001 году цены на продовольствие взвинтили на 12-27%!

Забыта величина производительности труда, она работодателей не интересует, и не производительностью труда определяется ставка зарплаты, а потребительской корзиной (в крайне урезанной форме). Минимальная почасовая ставка составляет в США 6 долларов, а у нас месячный минимум 450 рублей, да и то лишь недавно повышен. Каждый шаг по линии эффективности производства предопределяет новые тысячи безработных, и новый КЗОТ не способен защитить работников от произвола работодателей, особенно когда олигархи обитают за рубежом или же в Москве (страна-то огромная, и заводы работают на периферии). Предприятия оказываются неспособными платить работникам нормальную зарплату, и в оценке своего труда полагаются не на закон, а на прихоть хозяев. В новом КЗОТе записано требование платить зарплату не ниже прожиточного минимума, т.е. минимальный размер оплаты труда (МРОТ) должен быть не ниже его. Но правительство отнесло его выполнение аж на 2028 год. Это форменное издевательство над рабочим классом, крестьянством и трудовой интеллигенцией.

Сегодня полторы тысячи рублей — средняя величина прожиточного минимума в России, но даже эта поистине нищенская зарплата недостижима. Неудивительно, что 80% населения страны прозябает в бедности, и только 6% могут позволить себя считать обеспеченными. 14% — так называемый "средний класс", обычно имеющий дачку в пригороде и автоколымагу. Я летом теперь проживаю в дачном поселке, в окружении лесов и болот, и вполне знаком с жизнью этого среднего класса, к которому относится и моя семья. Мы еле сводим концы с концами, тратя все заработанные средства почти на одно лишь питание и донашивая то, что купили из одежды или обуви в советское время. Но, не дай бог, сломается телевизор, это будет уже неподъемно.

Олигархи нагло утверждают, что уровню зарплаты соответствует наш нынешний уровень производительности труда, который давно уже не исчисляется. Но если бы заработанные наемными работниками средства не оседали в западных банках и не тратились на дорогие виллы (ежегодный вывоз капитала достигает 20-30 миллиардов долларов в год), то предприятиям удавалось бы, как и в советское время, платить работникам нормальную зарплату и обновлять основные фонды.

Противоречия между трудом и капиталом при нынешнем болтуне-президенте, которого будто бы "поддерживает" 3/4 россиян (это совершенно мифическая цифирь, распространяемая буржуазной прессой), достигли апогея.

Пенсионеры

При "президенте надежды" (так именует Путина буржуазная пресса) средняя пенсия возросла с нищенского уровня 521 рубля до нищенского же, с учетом дикого роста цен, уровня в 1241 рублей, и повышение на 7% не доведет пенсию даже до полутора тысяч. После оплаты коммунальных услуг, тарифов на свет и прочих необходимых расходов на то, чтобы не лишиться жилья, денег не хватает даже на покупку лекарств, что в старости необходимо поневоле. Поэтому-то пенсионеры и собирают бутылки, роются в мусорных баках, нищенствуют, собирают подаяния!

Правда, при Путине нищих изгоняют со станций метро, пытаясь внешне прикрыть бедность, но оттого их жизнь еще страшнее (прежде, при Ельцине, можно было рассчитывать на милостыню). А старики и старухи в ранние часы роются в грудах мусора. Путин — президент нищеты, и никакой ни "надежды"! Пенсионеры из среднего класса в дачных поселках, соединив свои пенсии, заводят коз, в деревне же почти полностью переходят на самообеспечение за счет огородов и покосов. Выручают ягоды, грибы и рыбалка. Но чтобы рыбачить, обычно нужна хотя бы лодка. Деревня забыла про автомобили, хорошо, если остался старый мотоцикл, чиненный-перечиненный! Держать лошадей деревенскому пенсионеру не по силам. Да и вымирает наша деревня самыми быстрыми темпами.

Дети и подростки

Дети и подростки растут ослабленными. В детсадах — гордости социалистической цивилизации, канувшей в Лету,— их плохо кормят. Каша на воде, ни сахара, ни молока, как в концлагере.

В стране около полутора миллиона наркоманов, в преобладающей части подростков. С 18 тысяч в 1999 г. до 85 тысяч в 2001 г. выросло число ВИЧ-инфицированных. В их числе малолетние проститутки. Одна из главных проблем — детская беспризорность. Само правительство называет цифру в 1,5 миллиона беспризорников, но оппозиция эту цифру удваивает. Конечно, Россия — это пока еще не Америка, где все язвы общества обнажены до предела. Но и здесь есть подростки, которые кончают самоубийством или умирают от СПИДа, есть наркоманы, продающие себя за дозу наркотиков, есть беременные девочки, оставляющие в роддомах своего ребенка.

Несусветный шум поднял режим по поводу спорта, хотя наша сборная по футболу была буквально разгромлена на чемпионате мира, а на очередной Олимпиаде Россия не досчиталась многих медалей. Самое главное в этом ключе — стадионы, площадки для игр, спортивные клубы за годы буржуазной власти пришли в полный упадок или заменены торжищами. Лишь 9% населения страны проявляет интерес к спорту. Напомним, СССР был великой спортивной державой, побившей США.

Дети являлись единственным привилегированным классом, и десятки миллионов (а не около 10 млн., как теперь) проводили летние месяцы в пионерских лагерях. Но и теперешние несколько миллионов — это заслуга не режима, а профсоюзов. Буржуазный режим — главный противник детей и подростков, т.е., по сути дела, будущего нации.

Военнослужащие

Сознаюсь, я не понимаю Советские Вооруженные силы, когда они так легко отдали на слом великую державу, смирились с уничтожением СССР, и в конечном счете сами немыслимым образом пострадали из-за многочисленных сокращений и реорганизаций, нехватки боевой техники, утраты боевого духа, кровавой чеченской бойни.

Когда в Чечне и Ингушетии то и дело грохаются вертолеты с военнослужащими и пограничниками на борту, понимаешь, что тут дело не только в боевых действиях. Техника устарела, выработала свой ресурс, и армия несет непоправимые потери. Российская армия буквально завязла в Чечне.

Современному офицерству должно быть стыдно и горько за состояние наших Вооруженных сил. Это отлично понимали генералы Альберт Макашов и Лев Рохлин.

МВД с ОМОНом, ФСБ, МЧС, налоговая полиция, Таможенная служба и т.п. структуры теперь превосходят армию, авиацию, флот, погранвойска по численности. В большинстве это карательные и фискальные структуры, в отличие от военнослужащих и пограничников. И, хотя в них тоже попадаются порядочные люди (наряду со взяточниками, карателями и мздоимцами), мы считаем только военнослужащих цветом силовых структур. Жизнь последних весьма нелегка, и они, как и трудящиеся, сплошь и рядом не в состоянии даже прокормить свои семьи. Жалкие подачки, которые режим, спохватясь, им жалует, сопровождаются отменой многолетних льгот на оплату коммунальных услуг, транспорта, связи. И, если младший комсостав получал в месяц полторы тысячи рублей, то и около 3 тысяч рублей при нынешнем уровне цен мало что значат. Но главное все же в том, что большинству военнослужащих больно за поруганную Родину, и от этого никуда не деться.

В 2002 году, несмотря на крайне благоприятную конъюнктуру мировых цен на нефть и другие энергоносители, значительного улучшения в уровне жизни большинства жителей РФ не произошло — львиную долю доходов получили представители богатейших 5%, чье личное состояние увеличилось в 2-3 раза, и государство, складывающее свой золотовалютный запас в хранилища американских и других западных банков, где российские деньги работают на экономики “стран пребывания”.

В 2003 году продолжается рост инфляции, только за I квартал составивший 5,2%, причем грядущее в конце лета повышение тарифов на электроэнергию, бензин и транспортные услуги не позволит удержать инфляцию в рамках запланированных 12% годовых. Цены на хлеб, ставший основным продовольствием для половины населения России, в большинстве регионов выросли уже на 20-30%. “Реформа” жилищно-коммунального хозяйства, до выборов временно “свернутая” ввиду резко негативной реакции населения, также означает повышение цен на коммунальные услуги в 2—2,5 раза.

Практически прежними темпами продолжается вымирание населения России, при этом наметившийся вследствие вступления в репродуктивный возраст относительно многочисленного поколения 80-х годов рост рождаемости не компенсирует повышения смертности. Свыше 30% россиян получают зарплату на уровне или ниже прожиточного минимума, при этом уровень задолженности по заработной плате стабильно превышает 1,1 млрд. долл.

Поддерживать Путина в этих условиях значит поддерживать нищету и вымирание страны.